Чарльз Ренни Макинтош: великий модернист

7 июня 2018 года мир отмечал 150 лет со дня рождения Чарльза Ренни Макинтоша. Идеи одного из основателей модерна сегодня столь же актуальны, как и сто лет назад

Чарльз Ренни Макинтош, фотография конца XIX века.

Факты

  • Впервые мебель Чарльза Ренни Макинтоша (Charles Rennie Mackintosh) привезли в Россию в 1902 году ­— на Московскую выставку архитектуры и художественной промышленности нового стиля.
  • Сейчас права на выпуск стульев Макинтоша принадлежат компании Cassina.
  • Сорт яблок «Макинтош» (McIntosh Red) вывел дальний родственник дизайнера.
  • Портрет Чарльза Ренни Макинтоша украшает стофунтовую купюру, выпущенную в Шотландии в 2009 году. 
Фрагмент фасада Школы изящных искусств в Глазго, построенной Чарльзом Ренни Макинтошем в 1897–1909 годах.

В центре Глазго 23 мая 2014 года произошел пожар, который, по счастью, не унес ни одной жизни, но стал настоящей национальной трагедией. Загорелось одно из самых важных творений шотландского архитектора и дизайнера Чарльза Ренни Макинтоша — Школа изящных искусств. Когда обрушился потолок библиотеки, похоронив под собой не только огромное собрание книг по истории искусства, но и великолепный интерьер, корреспондент BBC разрыдался в прямом эфире. Теперь от работ мастера, оказавшего сильнейшее влияние на архитектуру и дизайн XX века, остались в неприкосновенности всего три прижизненных постройки.

Поклонником Макинтоша и его «четверки из Глазго» был великий князь Сергей Александрович.
Столовая в «Доме Макинтоша» в Хантеровском музее* при университете Глазго. В этом новом здании, построенном на месте разрушенного дома архитектора, тщательно воссозданы интерьеры его жилища.

Макинтош родился 7 июня 1868 года в Глазго, в семье полицейского суперинтенданта. Он с детства хромал, имел слабое здоровье и непростой нрав. Быстро обнаружив, что к тяжелому физическому труду его сын не способен, отец отдал мальчика в мастерскую Джона Хатчинсона — заурядного, но успешного местного архитектора. Шестнадцатилетний ассистент отлично рисовал, и Хатчинсон посоветовал ему поступить на вечерние курсы в Школу изящных искусств — ту самую, которую Макинтош позже блистательно перестроит. Там Чарльз познакомился с Гербертом Макнейром, отличным акварелистом и неунывающим бонвиваном, и сестрами Маргарет и Френсис Макдональд. Вместе они образовали так называемую «четверку из Глазго» — художественное объединение, которому Шотландия обязана собственным вариантом модерна.

 Ткань по рисунку Макинтоша, выпущенная мануфактурой Уильяма Фокстона, 1922 год.
Стул из «Ивовой чайной», переизданный фабрикой Cassina.
Проектируя дом, архитектор полгода прожил вместе с семьей клиента, чтобы выяснить ее потребности.

Окончив школу, молодые люди отрастили усы и сделали предложения своим сокурсницам. Чарльз выбрал Маргарет — и счастливо прожил с ней всю жизнь. «Помни, ты на две трети, если не больше, в ответе за все мои архитектурные штудии», — писал он жене. Они все делали вместе: готовились к экзаменам, рисовали афиши на заказ, оформляли интерьеры, выставлялись в Вене на показах Сецессиона (там к их графическим и дизайнерским опытам отнеслись куда более снисходительно, чем на родине).

Интерьер библиотеки Школы изящных искусств в Глазго, погибший при пожаре.

Макинтош пошел по тому же пути, что и каждый уважающий себя художник модерна: прочь от академического рисунка. Он изучал и зарисовывал природные формы — его привлекал то рыбий скелет, то узор на срезе кочана капусты. Макинтош мог часами медитировать над стихами, а потом зарисовывать сочетания абстрактных изогнутых линий, которые возникали в его голове. Он единственный из «четверки» получал в Глазго большие заказы. В 1895 году выиграл конкурс на новое здание Школы изящных искусств.

«Дом на холме», построенный Макинтошем в 1904 году для издателя Уолтера Блэки. Сейчас любой может остановиться в нем за скромные 236 фунтов в сутки.

Из-за скудного финансирования строительство было разделено на два этапа — первый (с 1897 по 1899 год) завершился возведением башни на северном фасаде. Потом последовал длинный перерыв, который, впрочем, пошел на пользу и проекту, и самому Макинтошу. Он понял, что «четверка» не вписывается в национально-романтический английский вариант модерна. Ее работы были раскритикованы на Выставке общества искусств и ремесел в 1896 году «за сухость и ненужную сдержанность выразительных средств», что закрыло партнерам любую возможность выставляться в Лондоне.

Интерьер «Дома на холме».

Зато на континенте их принимали с распростертыми объятиями: немецкий издатель Александр Кох расхваливает их в своем журнале «Декоративное искусство», великий князь Сергей Александрович, увидев их работы в Вене, зазывает в Москву. В это же время Макинтош становится партнером и ведущим архитектором в фирме «Ханиман и Кэппи». Вместе с новым статусом приходят и заказы: павильон Шотландии на выставке в Турине, «Дом на холме» для издателя Уолтера Блэки, «Ивовая чайная» для меценатки Кэтрин Крэнстон. В своих проектах архитектор отходит от международного модерна. Дома и коттеджи Макинтоша — плоть от плоти шотландского «замкового стиля», адаптированного под нужды современного человека: никаких излишеств, аскетичные, но не лишенные изящества линии и полное стилистическое единство дома.

Эскиз фриза для одного из зданий Макинтоша, 1896 год.
Стул для столовой «Дома на холме» стал визитной карточкой дизайнера. На фото — его современное переиздание от Cassina.

Кстати, за идею интерьера «по мерке», созданного одним человеком и полностью отражающего образ жизни и мысли владельца, современным декораторам и архитекторам стоит благодарить именно Макинтоша. Правда, его методы сегодня могут показаться чересчур экстравагантными: прежде чем представить Уолтеру Блэки проект «Дома на холме», архитектор полгода прожил вместе с клиентом и его семьей. «А как иначе я мог бы узнать, где расположить лестницы и переходы?» — оправдывался Макинтош.

Мортиша Адамс из классической черной комедии «Семейка Адамс» восседает на римейке стула Макинтоша из «Ивовой чайной».

Вооруженный опытом, в 1907 году Макинтош возвращается к проекту Школы изящных искусств и строит западное крыло с главным лекционным залом, библиотекой и художественными студиями. Все в здании, от витражей до дверных ручек, было сделано по рисунками Макинтоша. Он облегчил мощные каменные фасады стеклянными галереями и огромными окнами, и придал архитектуре в стиле Елизаветы I неуловимый модернистский оттенок, за который его потом боготворили Фрэнк Ллойд Райт и Ле Корбюзье.

Часы по рисунку Макинтоша произведены компанией H.Blairman & Sons в 1917 году в трех экземплярах. Один из них в 2005 году был продан на аукционе за 450 000 фунтов.
Фасад «Дома для любителя искусств» Макинтош украсил рельефами, достойными Венского Сецессиона.

Школа стала последним его большим проектом. В 1910-м Макинтош начал слепнуть. Работать ему становилось все сложнее. Они с Маргарет переехали в Лондон, где она зарабатывала, рисуя узоры для тканей, но жизнь там была слишком дорогой, и супруги сняли домик на побережье Саффолка, а после Первой мировой войны перебрались на юг Франции, где прожили почти до самой смерти Макинтоша в 1928 году.

Интерьер «Ивовой чайной» был завершен в 1903 году. Архитектор дружил с заказчицей Кэтрин Крэнстон и вместе с ней мечтал привить культуру чаепития шотландцам, традиционно предпочитавшим чаю виски.

«Большая удача для шотландца — закончить жизнь в таком хорошем климате», — с мрачным шотландским юмором заметил старый друг Герберт Макнейр. Не меньшая удача — то, что Макинтош сумел создать основу для совершенно нового типа архитектурного мышления, который будет главенствовать весь XX век. Мебель, созданная им, сейчас стала раритетной: на недавних торгах Sotheby’s знаменитый стул с высокой спинкой, похожей на лестницу в небо, ушел за 150 000 фунтов. Рекордная цена! Но вклад Макинтоша в мировой дизайн поистине бесценен.

Интерьер «Ивовой чайной».