Фото №1 - 20 лет ELLE DECORATION: интервью с Альбиной Назимовой

ELLE DECORATION: Альбина, расскажите, как изменились российские интерьеры за последние 20 лет? Что из произошедшего, на ваш взгляд, самое главное?

АЛЬБИНА НАЗИМОВА: Есть ощущение, что интерьеры стали более разнообразными, индивидуальными. Это связано даже не с развитием нашего общества отдельно, а с тем, что мир стал более вариативен во всех смыслах этого слова.

Как изменился российский заказчик за последние 20 лет? Каким он был и каким стал, если брать общий образ?

Изменились ли заказчики за двадцать лет? Хм, смешно. Мои — нет! Как ни странно, мои основные объекты сейчас — это вторые, третьи, четвертые проекты для тех, кому я когда-то построила первый дом. Я как работала с людьми, которые мне понятны и ментально созвучны, так и работаю.

Фото №2 - 20 лет ELLE DECORATION: интервью с Альбиной Назимовой
Квартира в Москве. Проект бюро «Акант» и декоратора Альбины Назимовой, 2021.
Фото
СЕРГЕЙ АНАНЬЕВ. Стиль Екатерина Яковлева и Дарья Ишкараева

Что изменилось в вашей работе за минувшие 20 лет?

Странная вещь. За двадцать лет поменялось все. Ну, у меня, по крайней мере. Новая семья. Появился ребенок. Страна стала другой. Другие надежды. А вот в моей работе, в моем отношении к вещам все осталось по-прежнему. Хотя, если брать некий собирательный образ заказчика, то его отношение к некоторым вещам изменилось. Заказчик — понятие очень индивидуальное и штучное, но вот если попытаться найти и как-то вычислить среднестатистическую единицу, то люди перестали бояться дешевого — в хорошем смысле этого слова. Двадцать лет назад «дешево» ассоциировалось исключительно со словом «плохо», но сейчас у него появилось другое прочтение. Оно означает «отсутствие лишнего», «отсутствие избыточного». Иногда это бывает только на пользу проекту.

Можете вспомнить первый номер российского ELLE Decoration, который попал к вам в руки? Чем он тогда запомнился?

На этот вопрос я, наверное, не смогу ответить. Так уж устроена моя голова: любая предыдущая информация вытесняется последующей, особенно если дело касается картинок.

«Мы живем по накатанной и перебираем стили, созданные двадцатым веком. Но есть надежда, что благодаря тенденции возрождения ремесел в ближайшее время возникнет свой новый русский стиль»

Как изменился журнал за это время? Какие перемены вам нравятся? А по каким рубрикам или темам вы, возможно, скучаете?

Журнал сохранил свою индивидуальность, свой особый взгляд, в основе которого — внимательное отношение к деталям, без которого невозможен ни один проект. ELLE DECORATION рассматривает интерьер как симбиоз работы архитектора, дизайнера и декоратора, и это невероятный сплав культур, умений и желаний — это все в журнале считывается. Наверное, поэтому у него такая широкая аудитория. Каждый в состоянии найти то, что ему ближе. А главное, что так же, как в мире, в журнале это находится в определенном балансе и гармонии.

Можете выделить главные события в мире дизайна, которые лично для вас стали самыми значимыми за последние 20 лет?

На мой взгляд, за последние двадцать лет в развитии интерьера не произошло ничего радикального, близкого по масштабу событиям, которые случились сто лет назад, в начале ХХ века. Мы, конечно, пока живем по накатанной и перебираем стили, созданные ХХ веком. Из того, что радует, — возвращение в интерьер искусств и ремесел. Что само по себе отрадно. Я очень люблю керамику, индивидуальную работу с тканями, коврами. У меня есть надежда, что эта попытка компилировать разные стили ХХ века в той или иной конфигурации приведет к появлению чего-то нового.

Новые  перспективы (фото 12)
Дом в Подмосковье. Проект декоратора Альбины Назимовой, 2018. Над винтажным комодом — работа Беттины Реймс «Искушение Христа». Справа — картина Николая Трошина «Люся на веранде», 1964. Стол, Longhi, дополнен столешницей, выполненной архитектурной студией KD. Обои и шторы Romo. Люстра, Barovier & Toso.

Каким вы видите будущее российского интерьерного дизайна в ближайшие пять лет?

Давать прогнозы — дело неблагодарное, но затейливое, я попробую. Сдается мне, так как вектор движения процессов, происходящих на территории России, развернут вовнутрь, в глубину страны, в ближайшее время это не замедлит отразиться на работе дизайнеров. Особенно молодых. Как известно, каждое поколение открывает мир заново, все хотят изобретать велосипеды, что справедливо и правильно, иначе бы не было прогресса. Так вот, мне кажется, что сейчас так должны сложиться пути их передвижений по стране, что они откроют для нас и для себя то, что долгое время находилось на периферии визуального интереса, а именно — древнерусское искусство. И я надеюсь, это принесет свои плоды. Появятся каким-то образом переработанные стили в архитектуре и декоративно-прикладном искусстве, свое, условно назовем, «Новое Абрамцево» или новый псевдорусский стиль, но уже отвечающий стилистическим запросам совершенно другого поколения, которое родилось и выросло в XXI веке.

На каминной полке в гостиной — работы местных художников и подарки друзей.
Дом в Испании. Проект Альбины Назимовой, 2019.
Фото
Стефан Жюльяр
Стиль
Ян Филлипс (Ian Phillips)
Детская. Кушетка, Indian Pacific. Сюзане на стене — подарок друзей.
Дом в Испании. Проект Альбины Назимовой, 2019. Сюзане на стене — подарок друзей.
Фото
Стефан Жюльяр
Стиль
Ян Филлипс (Ian Phillips)
Фото №3 - 20 лет ELLE DECORATION: интервью с Альбиной Назимовой
Квартира в Москве. Проект бюро «Акант» и декоратора Альбины Назимовой, 2021.
Фото
СЕРГЕЙ АНАНЬЕВ. Стиль Екатерина Яковлева и Дарья Ишкараева