Фото №1 - 20 лет ELLE DECORATION: интервью с Леной Соловьевой и Ильей Климовым
Лена Соловьева и Илья Климов, основатели «Арт-бюро 1/1».
Фото
АЛЕКСЕЙ ДУНАЕВ

ELLE Decoration: Лена, Илья, расскажите, как изменились российские интерь­еры за последние 20 лет? Что из произошедшего, по-вашему, самое главное?

Лена Соловьева и Илья Климов: Интерьерный дизайн в России совершил невероятный рывок. Пусть и не каждый день, но все же начали появляться по-настоящему тонкие новаторские проекты, которые можно оценивать на равных с работами международных профессионалов. Каковы общие черты этих интерьеров? Мы бы сказали, что они менее избыточные, менее демонстративные, с большим фокусом на индивидуальность — «на себя и для себя».

Гостиная. Люстра 2109, дизайн Джино Сарфатти, Astep. Фотопанно Look At работы Анатолия Журавлева, 2008. Комод 7IT8, Италия, 1960-е, Repeat Story. Кресла, Pierre Jeanneret, 1953, Mirra Gallery Moscow. Круглый журнальный стол и стул, Sollos. Арт-объекты: скульптура № 2 Ивана Беляева из серии «Новое растворение», 2021; ваза № 25 Маши Колосовской из серии «108», 2019; объект № 2 Алены Мухиной, все — Art Human Design Gallery. Ко- вер, Lila Valadan, Interior Showroom Krassky.
Квартира дизайнеров Лены Соловьевой и Ильи Климова в Москве.
Фото
илья климов

Как изменился российский заказчик за последние 20 лет? Каким он был и каким стал, если брать общий образ?

В клиентах появилось больше насмотренности, осведомленности. Отношения «заказчик — исполнитель» все чаще принимают форму партнерского диалога, творческого процесса, где клиент и архитектор работают рука об руку и думают в одном направлении. А это верный путь к тому, чтобы создать что-то стоящее.

Что самое важное случилось в вашей работе за последние 20 лет?

Мы приложили много усилий по поиску собственной ДНК, почерка, и есть ощущение, что что-то такое нащупали. Важным моментом стало международное признание — публикации сразу нескольких проектов на Западе. Почему-то это казалось очень важным, и когда наконец случилось, мы очень радовались. И, конечно, вручение премии «Лучший декоратор года ELLE Decoration 2019» — для нас значимое событие.

Холл. Кресло Embryo, дизайн Марка Ньюсона, Cappellini, 1988, Mirra Gallery Moscow. Стол «Зигзаг», Голландия, 1960-е, Repeat Story. Бронзовая скульптура «Памятник» Андрея Красулина, 2010. Картина Вильяма Бруя Unified Fields, 1970-е. Офорт «III» работы Елены Соловьевой, 2020.
Квартира дизайнеров Лены Соловьевой и Ильи Климова в Москве.
Фото
илья климов

Можете вспомнить первый номер российского ELLE Decoration, который попал к вам в руки? Чем он тогда запомнился?

Лена Соловьева: Могу вспомнить один из них — номер с яркой квартирой первого главного редактора Наталии Почечуевой. Я подумала: «Вот это смело!» Удивительные комбинации цветов и предметов складывались в невероятно харизматичный и при этом цельный образ — классический и ультрасовременный одновременно. И, конечно, редакторские письма Наталии. Каждая рассказанная в них история отпечаталась в памяти так, словно я лично при ней присутствовала. Хотя мы даже не были знакомы.

Как изменился журнал за это время? Какие перемены вам нравятся? А по каким рубрикам или темам вы, возможно, скучаете?

Очень импонирует появление проектов дизайн-бюро, у которых есть свой, несколько иной почерк и то, что мы называем «взгляд в будущее». Скучаем по рубрике Кирилла Истомина, она была одной из любимых, хотелось бы больше исторических материалов о декораторах прошлого. Когда видишь, насколько смелые актуальные вещи создавались 50–100 лет назад, это невероятно мотивирует.

Гостиная. Диван Standard, дизайн Франческо Бинфаре, Edra. Кресла 720 Lady, дизайн Марко Дзанузо, Cassina. Полукруглый диван, Koket. Композиция из журнальных столиков To turn you on, дизайн Дамьена Ланглуа-Меринна для Pouenat. Комоды Yoroi, дизайн Алессандро Мастурцо для De Castelli. Торшер в виде пальмовых листьев, Ginger & Jagger, галерея Booroom. Картины из серии «Вещества-Существа», Вильям Бруй (William Brui).
Квартира в Москве. «Арт- бюро 1/1», 2018.
Фото
НИКОЛЯ МАТЕУС (NICOLAS MATHEUS). Стиль: НАТАЛЬЯ ОНУФРЕЙЧУК
Кухня-столовая отделена от гостиной перегородкой из тонированного стекла и металла, выполненной на заказ по проекту «Арт-бюро 1/1». Стол Plinto, дизайн Андреа Паризио, Meridiani. Стулья, дизайн Уоррена Платнера, Knoll. Люстра, Giopato & Combes. Ваза, Moser, салон Krassky.
Квартира в Москве. Проект «Арт- бюро 1/1», 2018.
Фото
НИКОЛЯ МАТЕУС (NICOLAS MATHEUS). Стиль: НАТАЛЬЯ ОНУФРЕЙЧУК
Стиль
НАТАЛЬЯ ОНУФРЕЙЧУК

Можете выделить главные события в мире дизайна, которые лично для вас стали самыми значимыми за последние 20 лет?

Если говорить глобально, нам очень близок общий мировой вектор в сторону осознанного потребления, большей осмысленности проектов, интеллектуального дизайна на основе новейших технологий, поиска самоидентификации художника и создания эмоциональной атмосферы за счет истинных произведений искусства. Среди важных для нас выставок последних лет можно отметить проект Россаны Орланди Guiltless Plastic, призывающий дизайн-сообщество найти новые технологии переработки пластика. Нам близок тренд на коллекционный дизайн, и здесь среди самых интересных ярмарок — Collectible в Брюсселе. Что касается России, очень важен набирающий обороты тренд на отказ от подделок — скажи фейкам нет! И растущий спрос на авторские работы скульпторов, ремесленников — это то, что дает поддержку художникам, формирует развитие культурных ценностей российского дизайна.

Каким вы видите будущее российского интерьерного дизайна?

Сейчас время поиска новых подходов, попытка переосмысления новых потребностей и требований к жилому пространству, в котором нам будет комфортно существовать. Это новая парадигма. Мы для себя пока не нашли ответ, какой именно она будет, но точно — очень интересной! Лена Соловьева и Илья Климов, «Арт-бюро 1/1», www.oneoverone.ru, @_oneoverone

Фото №2 - 20 лет ELLE DECORATION: интервью с Леной Соловьевой и Ильей Климовым
Дом в Подмосковье. Проект «Арт- бюро 1/1», 2018.