Галерея «Палисандр» представляет: интервью с Ираклем Зария

Алина Пинская, основатель и арт-директор галереи «Палисандр», представляет серию небольших интервью с известными людьми, увлеченными, неравнодушными к арту, дизайну и коллекционированию. Первый герой серии — дизайнер и автор узнаваемых интерьеров Ираклий Зария

Дизайнер Ираклий Зария и основатель и арт-директор галереи «Палисарндр» Алина Пинская в креслах Пьера Жаннере.
Фото
Александр Володин

Почему вы любите коллекционный дизайн?

ИРАКЛИЙ ЗАРИЯ, дизайнер: Почти все мои проекты — это синтез моей авторской мебели, мебели винтажной, в том числе коллекционной, и предметов искусства. В моих работах редко бывает покупная «магазинная мебель» различных брендов, выпускаемая большим тиражом. Прежде всего это обусловлено желанием привносить в проекты больше индивидуальности, выразительности, харизмы. Коллекционный дизайн ввиду своей самобытности и художественных качеств, безусловно, является очень сильным акцентом для любого интерьера.

Бунгало Хейдена Слейтера в Винис, Калифорния.
Фото
Shade Degges

Тут же хочу отметить, что определение «коллекционный дизайн» никогда не являлось для меня самоцелью. Подбирая предметы в проект, я прежде всего ищу в них качества, отвечающие задачам, которые я ставлю в каждом конкретном случае. Это, скорее, требования к форме, скульптурности, выразительности, чем попытка поставить в проект какое-либо громкое имя. Чаще всего я влюбляюсь в сам предмет, а потом уже узнаю, что это какое-то авторское изделие ограниченного тиража и с внушительным ценником. Бывают, конечно, и обратные случаи (довольно нередкие), когда я ищу в проект какого-то определенного автора, зная, что его/ее предметы идеально впишутся в задуманное пространство.

Одно могу сказать совершенно точно: любой авторский интерьер нуждается в авторских предметах (будь то ваш собственный дизайн, или изделия галерейные). Подобный подход и является той движущей силой, поднимающей планку работы дизайнера намного выше определения «качественный ремонт» — до уровня художественного проекта.

Квартира дизайнера Кристофа Пойе в Париже.
Фото
Francis Amiand

Ваше отношение к предметам Пьера Жаннере?

Очень редко интересуюсь и ставлю в свои интерьеры предметы или авторов, которые на международной арене пользуются неимоверной популярностью и востребованностью. Никогда не радовало обнаруживать предметы из своих проектов в сотне других интерьеров в России или по всему миру. Так вот Пьер Жаннере (Pierre Jeanneret) является очень большим исключением из этого правила. Это тот случай, когда ты просто любишь всей душой эти линии, материалы, эстетику. Здесь нет ничего общего ни с громким именем, ни с «модностью», ни с высокой ценой.

Я заинтересовался этим автором давно, когда еще не имел возможности использовать его предметы в своих интерьерах. Теперь когда желание заказчиков, а также мой достаточный авторитет для продвижения этих предметов позволяют интегрировать мебель Жаннере в проекты, я не могу отказать ни себе, ни своим клиентам в удовольствии видеть их в интерьерах.

Аксель Вервордт. Интерьер дома в Керале, Индия.
Фото
Kosi Hidama

Первый предмет из разряда «коллекционный дизайн», который я приобрел в свою коллекцию — это Жаннере. Купил пару его Easy Chairs. В проекты интегрировал кресла Easy chairs с подлокотниками и без (в качестве обеденных стульев). Очень интересно в пространстве смотрится его модель Kangaroo, которую мы купили для одного из моих интерьеров.

Таунхаус по дизайну Ираклия Зарии в Москве.
Фото
Ираклий Зария

В чем особенность этих вещей?

Мне очень импонирует эстетика Жаннере. Примитивизм и даже некоторая наивность его предметов, позволяет интегрировать их почти в любое пространство. Его основные материалы — тик, палисандр и ротанг — очень легко и органично вписываются как в исторический, так и в модернистский интерьер. В этом магия. Думаю, это одна из многочисленных причин такой востребованности его творчества в мире сегодня.

Кресла модели PJ-SI-29-A в коллекции галереи «Палисандр», дизайн Пьера Жаннере.
Фото
Евгений Раздобарин

Как встраивать исторический дизайн в проект? Как он его улучшает? Насколько сложно убедить клиента?

Для профессионального дизайнера/декоратора нет ничего сложного в том, чтобы интегрировать качественный продукт, коим является стоящий винтаж, в свои проекты. Ведь основная причина, по которой любители дизайна ХХ века используют его в своих работах — это его потрясающая энергетика, живость, пластика, идейность. Качественный авторский винтаж (вне зависимости от известности автора) мало отличается от предметов искусства.

Мы живем в эпоху, когда винтажная мебель или свет вполне сравнимы по своей цене и ценности с искусством. Отдельные имена уходят с аукционов за колоссальные суммы. К ним легко можно причислить таких авторов, как Лина Бо Барди (Lina Bo Bardi), Жан Пруве (Jean Prouve), Пьер Шаро (Pierre Chareau), Пьер Жаннере (Pierre Jeanneret), Жоржи Зальзупин (Jorge Zalzupin), Пол Эванс (Paul Evans). И это только малая часть тех дизайнеров, которых я люблю или имел удовольствие ставить в свои проекты.

Аксель Верводт. Интерьер дуплекса в комплексе Kanaal под Антверпеном.
Фото
Jan Liégeois

Учитывая большой интерес к уникальным авторским предметам сегодня, цены на них растут почти ежегодно. Безусловно, порой непросто поставить их в российские проекты по многим причинам. Вот основные: непонимание ценообразования и нежелание вносить в свой новый дом нечто «старое», что словам некоторых соотечественников обладает «негативной энергетикой».

Любопытный нюанс: антиквариат в разряд « негативный» в России попадает значительно реже, чем коллекционный дизайн. И это еще один признак низкой подготовленности заказчиков в сфере дизайна ХХ века. По этой причине наши потенциальные покупатели довольно редко бывают сами заинтересованы в коллекционировании мебели ХХ века или современной авторской мебели с высокой да даже и средней ценой. Они попросту не знакомы с этой сферой искусства и не признают ее.

Квартира дизайнера Ираклия Зария в Москве.
Фото
Ираклий Зария

Наша задача, как профессионалов, просветить и рассказать о существовании целого мира прекрасного дизайна очень высокого качества. Могу сказать, что почти каждый мой проект превращается в полноценные лекции на эту тему. Многие мои клиенты сегодня коллекционируют искусство и дизайн ХХ века с не меньшим интересом, чем это делаю я сам.

Квартира Джованны Баттальи и Оскара Энгельберта в Стокгольме.
Фото
François Dischinger

Кто из дизайнеров интерьера вам близок по духу и стилю?

Дизайн мне интересен во многих проявлениях и стилях: от исторических интерьеров до авторов-модернистов и постмодернистов. Имен немало, но из тех, что первыми приходят на ум — Аксель Вердврот (Axel Vervordt), Жан-Мишель Франк (Jean-Michel Frank), Фрэнсис Элкинс (Frances Adler Elkins), Андре Путман (Andre Putman), Пьер Йованович (Pierre Yovanovitch), Жак Гранж (Jacques Grange) и многие другие.

Вещь из вашего Wish list?

Мой Wish list довольно внушительный. Сложно будет назвать всего одну вещь) Начал коллекционировать предметы Пола Эванса (Paul Evans). Хотелось бы сформировать настоящую коллекцию. Хотелось приобрести пару бразильских ширм Жуакина Тенрейро (Joaquim Tenreiro).

Аксель Вервоодт. Интерьер дуплекса в комплексе Kanaal под Антверпеном.
Фото
Jan Liégeois

АЛИНА ПИНСКАЯ, галерея «Палисандр»: Пьер Жаннере — двоюродный брат Ле Корбюзье (Le Corbusier) и соавтор его первых проектов. Они начали работать вместе в 1922 году в Париже. Ранние постройки их бюро, автором которых часто называют одного Ле Корбюзье, забывая о кузене-соавторе, — первые примеры модернистской архитектуры XX века: железобетонные, белые, со свободной планировкой, плоскими кровлями и большими окнами. Можно сказать, что с них начинается история архитектуры XX века.

Квартира в «Жилой единице» Ле Корбюзье в Берлине (1958). Она обставлена мебелью дизайнеров «круга Ле Корбюзье» в недавнее время.

Индийский город Чандигарх, столица штатов Пенджаб и Хараяна, основан в начале 1950-х годов. По приглашению премьера Индии Джавахарлала Неру его проектировали знаменитые в то время европейские архитекторы: Ле Корбюзье, Пьер Жаннере, Джейн Дрю и Максвелл Фрай. В 1955 г. Жаннере был назначен главным архитектором Чандигарха. В последующие десять лет город строился под его единоличным руководством (в том числе он «присматривал» и за строительством знаменитого комплекса правительственных зданий своего кузена Ле Корбюзье).

Ле Корбюзье. Дворец Ассамблеи в Чандигархе,1951-62.

Пьер Жаннере находил время, чтобы в том числе проектировать мебель для городских общественных зданий. Это неудивительно, ведь его давно интересовал мебельный дизайн: в конце 1920-х годов он вместе с Ле Корбюзье и Шарлоттой Перриан (Charlotte Perriand) создал знаменитую серию мебели из стальных трубок.

Поскольку в индийском Пенджабе в 1950-е годы не существовало мебельной индустрии, Пьер Жаннере проектировал мебель в расчете на традиционное ремесленное производство. Ее делали вручную в столярных мастерских Чандигарх и окрестностей. За пределами Индии до 1990-х годов эта мебель не встречалась.

Один из первых жителей Чандигарха.

С середины 1990-х годов офисы органов власти Чандигарха и местный университет затеяли обновление обстановки своих зданий, закупали для них новую мебель, а от старой избавлялись, продавая на аукционах. Архитектурная общественность города пыталась протестовать, но безуспешно. Никто не считал, что эти вещи хоть чем-то ценны. Обычно их покупали мебельные мастерские, чтобы вторично использовать древесину.

В аукционах помимо местных жителей участвовали несколько французских галерей, которые в результате легально вывезли в Париж значительные партии мебели из Чандигарха, Они стали показывать ее на выставках, публиковать о ней монографии. С середины 2000-х годов эти чудесные предметы появились на открытых торгах во Франции и США. А вскоре, в 2008 году вывоз мебели из Чандигарха был запрещен.

Вещи из Чандигарха, успевшие попасть в Европу и Америку в то десятилетие, являются объектами желания коллекционеров и дизайнеров интерьера по всему миру. Вот лишь некоторые примеры «профессиональных» обожателей и собирателей: Аксель Верворд (Axel Vervoordt), Патрик Сеген (Patrick Seguin), Жозеф Диран (Joseph Dirand), Винсент ван Дуйсен (Vincent van Dysen). Список гламурных знаменитостей тоже немал: в нем состоят даже Ларри Гагосян, семейство Кардашьян и Джованна Батталья.

Дом Кортни Кардашьян в Калабасасе, Калифорния. Проект Мартина Лоуренса.
Фото
ROGER DAVIES

Как и все желанное и популярное в мире, аутентичные предметы «Чандигарх» стали часто подделывать. Теневые дилеры превратили это в настоящее бедствие. Покупая «Jeanneret-Chandigargh», необходимо быть крайне осторожным и учитывать все нюансы — от состояния дерева до, самое главное, провенанса. Сертификаты парижских галерей, стоявших у истоков этого бума — единственная гарантия подлинности. Уж лучше приобрести «понятное» и недорогое современное издание Cassina, чем сильно потратиться на винтажную подделку. Впрочем, такова же ситуация и со многими другими шедеврами дизайна ХХ века, о которых пойдет речь в следующих материалах.

Кресла модели PJ-SI-29-A в коллекции галереи «Палисандр», дизайн Пьера Жаннере.