Полночь в Париже: квартира по проекту Жан-Луи Деньо

Квартира в доме XVIII века на рю де Риволи, оформленная Жан-Луи Деньо, бросает вызов французскому академизму

Гостиная. Над камином — работа Жерома Робба. На стене слева — три скульптуры неизвестного автора, 1970-е. Диван Bangkok, дизайн Жан-Луи Деньо. Подушки обиты тканями Lelievre и Pierre Frey. У камина — кресло эпохи Людовика XVI. Фарфоровые столики, Djim Berger. Кресло Clam, дизайн Филипа Арктандера. На журнальном столике по дизайну Жан-Луи Деньо — абстрактная скульптура неизвестного автора, 1970, и пара подсвечников эпохи Людовика XVI. Ковер из шерсти по дизайну Жан-Луи Деньо, Diurne. Настольная лампа найдена в Лос-Анджелесе, 1950-е. На каминной полке — бюст Наполеона, скульптор Антонио Канова, XIX век. Декор и лепнина в стиле Людовика XVI.
Фото
КРИСТОФЕР ТЮЭР (CHRISTOPHER TUEHER)

Какой можно представить классическую французскую квартиру с потрясающими видами на Париж? У дизайнера Жан-Луи Деньо (Jean Louis Deniot) есть ответ. «Я увидел помещение таким, каким оно было в 1940-х. Интерьеры давно не обновляли, поскольку квартира многие годы принадлежала одной и той же семье», — рассказывает он.

Прихожая. Стены отделаны каррарским мрамором. На полу — мраморная плитка. Стул Sylvie, R&Y Agousti. Консоль, Robert Stadler. Антикварное итальянское зеркало XVII века.
Фото
КРИСТОФЕР ТЮЭР (CHRISTOPHER TUEHER)

Планировку пришлось изменить радикально: прежние владельцы жили по определенным канонам, с раздельными спальнями и ванными и совершенно иным представлением о комфорте. Квартира расположена в доме, спроектированном Шарлем Персье (Charles Percier) и Пьером Франсуа Леонаром Фонтеном (Pierre-François-Leonard Fontaine) в конце XVIII века. Сейчас все элементы декора выглядят так, будто всегда были здесь, но на самом деле лепнина, панели и каминные порталы появились лишь в ходе реновации.

Фрагмент гостиной. Бра из бронзы в стиле Людовика XVI. Кресло эпохи Людовика XVI предположительно создано мастером Жоржом Жакобом. Паркет, Point D’Hongrie.
Фото
КРИСТОФЕР ТЮЭР (CHRISTOPHER TUEHER)

Чтобы собрать все воедино, потребовалось время. При работе с оригинальными материалами важно было не только найти идеальные соотношения пропорций и объемов, но и спрятать под слоями отделки все технические новшества, которые подарил XXI век. Обстановка, напротив, должна была увести от претенциозности.

Гостиная. Картина Рене Галасси. Винтажные кресла обиты тканью, Pierre Frey. Стол куплен в Бельгии, 1950-е. Керамическая скульптура, автор Джулия Кунин. Настольная лампа куплена в Лос-Анджелесе, 1960-е.
Фото
КРИСТОФЕР ТЮЭР (CHRISTOPHER TUEHER)

Лепнина, панели и каминные порталы появились лишь в ходе реновации

Бар. Стены и фасады инкрустированы серебром и сусальным золотом. Стойка выполнена из гранита Black Zimbabwe. Смеситель из коллекции Thetis, Margot.
Фото
КРИСТОФЕР ТЮЭР (CHRISTOPHER TUEHER)

«Идея заключалась в том, чтобы сделать что-то очень неформальное для молодой, веселой и красивой пары 20 лет, — говорит Жан-Луи. — Если фон был продуман детально, то мебель и декор должны были создать ощущение спонтанности, легкости. Это противопоставление всего консервативного, очень правильного с точки зрения архитектуры и чего-то очень свободного, очень абстрактного, провокационного. Добавьте к этому пастельные цвета — и вы сразу же вспомните о Майами. Кстати, и Мария-Антуанетта обожала эту гамму и постоянно использовала бледно-розовый, желтый и нежно-зеленый в декоре и одежде. Малый Трианон изменил представление об интерьере — благодаря ему серый стал главным цветом XVIII века».

Библиотека. Стены обтянуты твидом. Диван, дизайн Тео Рута, Artifort. Винтажный столик куплен в Лос-Анджелесе. Кресло, дизайн Этторе Соттсасса. Книжный шкаф, Maison Jansen. Ковер, дизайн Жан-Луи Деньо, Diurne. На постаменте XVIII века — скульптура Филиппа Валентина.
Фото
КРИСТОФЕР ТЮЭР (CHRISTOPHER TUEHER)

«Французы изобрели опенспейс. Комнаты на одной оси ощущаются как единое пространство»

Столовая. Винтажный стол, 1970. Стулья, дизайн Эдварда Вомбли, Dunbar. Керамическая ваза, художник Март Шрайверс. Латунные подсвечники, 1980-е. Французская хрустальная люстра, XVIII век.
Фото
КРИСТОФЕР ТЮЭР (CHRISTOPHER TUEHER)

Еще одна очень французская черта интерьера — анфиладная планировка. «Французы фактически изобрели опенспейс. Расположенные на одной оси помещения ощущаются как единое пространство, — говорит Жан-Луи. — Это как жить в лофте, но с французским шиком. Но мое любимое пространство здесь, верите или нет, это бар-прачечная. За дверцами нижних шкафов спрятаны стиральная и сушильная машины, а на верхних полках можно найти бокалы, динамик и все необходимое, чтобы превратить комнату в частный ночной клуб, который, как драгоценная шкатулка, скрыт за двойными дверями. Цените каждый метр! Даже если это внутреннее пространство шкафа». www.deniot.com

Кухня. Нижние фасады покрыты краской, Benjamin Moore. Верхние фасады отделаны зеркальными полотнами с росписью, выполненной Флоранс Жиретт. Плита, La Cornue. Подвесной светильник, Curtis Jere. Стул Eden, R&Y Augousti. Фурнитура, Remy Garnier.
Фото
КРИСТОФЕР ТЮЭР (CHRISTOPHER TUEHER)

Фреска в столовой интерпретирует классические пейзажи XVIII века

Спальня и ванная комната. Изголовье кровати по дизайну Жан-Луи Деньо обито тканью Jules et Jim. Покрывало, IDO Diffusion. Подушки обиты тканью Pollack. Винтажное кресло в стиле Людовика XVI. Картина Пьера Мальбека. Над кроватью — работа Матти Куясало. Торшер, Arlus, 1950-е. На стенах ванной — обои и мраморные панели. На полу — мраморная плитка. Ванна, Devon & Devon. Табурет в стиле Людовика XVI. Винтажный торшер, 1970. Картина на плексигласе Жерома Робба.
Фото
КРИСТОФЕР ТЮЭР (CHRISTOPHER TUEHER)