Фото №1 - The Best of ELLE DECORATION: квартира дизайнера Максима Лангуева
Гостиная. У стены — чугунная печь, отлитая на легендарном заводе Ф. К. Сан-Галли в Петербурге и купленная Максимом в Финляндии. На стене над печью — картина дизайнера Олега Бирюкова. Винтажные кресла в обивке из красной кожи привезены из Стокгольма. Стул Panton Chair, дизайн Вернера Пантона, Vitra. Cветильник над письменным столом, дизайн Сержа Муя, 1950-е годы. Туркменский ковер куплен в Москве на вернисаже в Измайлове.
Фото
Ричард Пауэрс (Richard Powers)

Переезд на набережную канала Грибоедова открыл перед Максимом Лангуевым новые горизонты: из пяти окон его гостиной Петербург виден как на ладони!

Фото №2 - The Best of ELLE DECORATION: квартира дизайнера Максима Лангуева
Прихожая. Дубовый шкаф достался декоратору в наследство от предыдущих хозяев. Стул, Vitra. Бюст из папье-маше — работа художницы Риммы Латыповой.
Фото
Ричард Пауэрс (Richard Powers)
Фото №3 - The Best of ELLE DECORATION: квартира дизайнера Максима Лангуева
Хозяева — декоратор Максим Лангуев со своим котом Рексом.
Фото
Ричард Пауэрс (Richard Powers)

Новая квартира петербургского декоратора Максима Лангуева расположена в доходном доме конца XIX века, в прошлом известном как дом генеральши Безобразовой. Окна гостиной выходят на набережную канала Грибоедова. Вид отсюда, с шестого этажа, открывается потрясающий — можно разглядеть купола всех главных соборов Петербурга. «Забавно, что сначала я не сразу заметил это, — рассказывает Максим. — Когда я впервые здесь очутился, пространство было нарезано на узкие душные комнатки, а все окна были плотно завешены шторами. Такое ощущение, что прежние хозяева вообще никогда в них не смотрели. Только изучив план квартиры, я понял, какой у нее потенциал».

Фото №4 - The Best of ELLE DECORATION: квартира дизайнера Максима Лангуева
Кухня, объединенная со столовой. Столешница и кухонный фартук выполнены из ангольского гранита. Напольные шкафы сделаны на заказ. Стол Tulip, дизайн Эро Сааринена, 1956 год, Knoll. Холодильник, Smeg. Ваза на столе Grass, Normann Copenhagen. Кувшины из цветного стекла привезены из Нью-Йорка. Винтажный светильник на подоконнике куплен в Стокгольме.
Фото
Ричард Пауэрс (Richard Powers)

«Под старой штукатуркой обнаружили кирпичную кладку, фрагменты которой оставили открытыми»

Фото №5 - The Best of ELLE DECORATION: квартира дизайнера Максима Лангуева
Фрагмент гостиной. На стене — карта Парижа XVIII века, переизданная в начале XX века. Журнальный столик 1960-х годов привезен из Финляндии. Стоппер для двери в форме ботинка, дизайн Тома Диксона, Eclectic by Tom Dixon.
Фото
Ричард Пауэрс (Richard Powers)

В итоге Максим поступил решительно: снес все стены, кроме несущих. Получилось просторное помещение, условно разделенное на две части: гостиную и столовую, совмещенную с кухней. Здесь же у окна стоит рабочий стол Максима. Единственная изолированная комната с двумя окнами, выходящими во двор, стала спальней. На месте бывшей кухни теперь находится ванная. Старый паркет из этой части квартиры был использован для реставрации пола в гостиной. «Часть перекрытий была настолько ветхой, что они обрушились сами собой, когда строители стали сносить стены, — вспоминает Максим. — Под старой штукатуркой обнаружилась красивая кирпичная кладка. Я решил оставить ее фрагменты в гостиной и спальне открытыми».

Фото №6 - The Best of ELLE DECORATION: квартира дизайнера Максима Лангуева
Проход из гостиной в спальню и ванную комнату. Та ее часть, где расположен душ, отделена от коридора стенкой из стеклоблоков.
Фото
Ричард Пауэрс (Richard Powers)

Остальные же стены были оштукатурены и покрашены. В поисках подходящего оттенка декоратор перепробовал массу вариантов: от бежевого до темно-синего. В итоге решение пришло само собой. «Когда мы выравнивали стены черновой штукатуркой, я поймал себя на мысли, что мне нравится этот промежуточный вариант, — рассказывает Максим. — В итоге мы нанесли штукатурку еще одним слоем уже поверх пробных выкрасов. Получили полупрозрачное покрытие с интересной неровной фактурой».

Фото №7 - The Best of ELLE DECORATION: квартира дизайнера Максима Лангуева
Фрагмент гостиной. Антикварный письменный стол привезен со старой квартиры. Карандашный рисунок художницы Риммы Латыповой. Фарфоровая статуэтка «Два моряка с книгами», ИФЗ.
Фото
Ричард Пауэрс (Richard Powers)

«Люстра в этом интерьере выглядела бы слишком буржуазно — я положил ее на шкаф»

Фото №8 - The Best of ELLE DECORATION: квартира дизайнера Максима Лангуева
Фрагмент кухни. Металлическая этажерка из парижского кафе куплена на блошином рынке Порт-де-Клиньянкур. На стене — вывеска винной лавки в финском приморском городе Ловииса, куплена в антикварном магазине в Финляндии.
Фото
Ричард Пауэрс (Richard Powers)

Другим важным открытием в процессе ремонта стал дымоход. Последний этаж позволял декоратору сделать в квартире полноценный камин. «Я люблю смотреть на огонь и долго размышлял, какой каминный портал лучше впишется в интерьер, — рассказывает Максим. — Но потом случайно нашел в Финляндии печь, которая мне идеально подошла. Самое приятное в ней — русские „корни“. Печка была изготовлена на заводе Франца Карловича Сан-Галли в Петербурге. Как она оказалась в финском городе Хамине, где была выставлена на продажу, неизвестно. Я решил вернуть ее на родину».

«Прозрачные стеклоблоки пропускают утреннее солнце из ванной и вечернее — из гостиной»

В данный момент она служит постаментом для грациозной фарфоровой пантеры, обращающей на себя внимание всех гостей. «Пантера привезена из Парижа в прошлом году, — рассказывает Максим. — Кстати, ваш журнал, можно сказать, приложил руку к этой покупке. Я приметил статуэтку на блошином рынке Порт-де-Клиньянкур, где мы „охотились“ вместе с главным редактором ELLE DECORATION Алексеем Дорожкиным. Сначала я долго сомневался. „Мне ведь не нужна эта пантера?“ — спрашивал я. Алексей отвечал: „Нет-нет, Максим! Она тебе не нужна. Иди вперед, я догоню!“ Устремившись к следующему прилавку, слышу за спиной знакомый голос: „Сколько, вы говорите, она стоит?“ Я не мог допустить, чтобы он перехватил мою добычу, и тут же ее купил».

Фото №9 - The Best of ELLE DECORATION: квартира дизайнера Максима Лангуева
Спальня. Живопись из художественной галереи Ars Longa. Светильник на подоконнике, Ralph Lauren Home. Покрывало, лен, студия текстиля Intertex.
Фото
Ричард Пауэрс (Richard Powers)

Еще одной давней мечтой Максима, реализованной в этом проекте, стала ванная комната с окном. В нее можно пройти из гостиной и спальни, а от коридора ее отделяет перегородка из стеклоблоков. Интересно, что двери между ванной и коридором нет вообще — вместо нее открытый проем. «В Европе я встречал массу похожих проектов, когда блоки из стекла зонировали пространство, не мешая свободному движению света, — рассказывает Максим. — К сожалению, у нас в 1990-е годы эту красивую идею полностью дискредитировали за счет неправильного применения. Поэтому многие до сих пор принимают ее в штыки. Прозрачные стеклянные блоки моей перегородки „работают“ в двух направлениях: свободно пропускают утреннее солнце из ванной и вечернее — из гостиной».

Фото №10 - The Best of ELLE DECORATION: квартира дизайнера Максима Лангуева
Стеллаж рядом с кроватью куплен в Париже, а изготовлен в Индонезии. Постер с изображением фламинго куплен в музейном магазине города Ки-Уэст, США.
Фото
Ричард Пауэрс (Richard Powers)

Размышляя о том, что изменилось в его жизни после переезда, Максим замечает, что стал больше ходить пешком: этот район — одно из лучших в городе мест для прогулок. «А еще я узнал много нового из истории Петербурга, — радуется он. — Летом перед окнами постоянно снуют экскурсионные речные трамвайчики. Завтракаешь, а из окна доносятся усиленные мегафоном голоса: „Достоевский, Пушкин“… Вот такие у меня соседи!»

Фото №11 - The Best of ELLE DECORATION: квартира дизайнера Максима Лангуева
Ванная. Подстолье под раковину из мрамора, антиквариат. Зеркало, Decor Walther.
Фото
Ричард Пауэрс (Richard Powers)