Цеховые правила: дом в Подмосковье

Скульптор, галерист, архитектор — в доме Григория Орехова гармонично соединились все творческие призвания хозяина

Григорий Орехов на террасе своего подмосковного дома рядом со скульп­турой «Агата» своей работы.
Фото
Михаил ЛоскутоВ
«Гигантская стальная игрушка — скульптура, совершенно непохожая на то, чему я учился»

Сложно поверить, но этот современный дом — настоящее фамильное гнездо, в котором подрастает уже третье поколение художественной династии Ореховых. Его стены заложил скульптор Юрий Орехов — автор многочисленных памятников, установленных по всей России, в Европе, Америке и Японии. Высотка на Котельнической, дом на Смоленской набережной, а спустя сорок лет — храм Христа Спасителя украшены барельефами его работы. Неудивительно, что нынешний хозяин дома, его сын Григорий Орехов, продолжил эту традицию, хотя и пошел кружным путем — через архитектуру. Так история дома получила закономерное продолжение.

Вид из гостиной в столовую. Картина Сергея Бондарева, Orekhov Gallery. Кресло-качалка Kristen Wentrcek, Andrew Zebulon.
Фото
Михаил ЛоскутоВ

Но давайте по порядку. Григорий учился в первую очередь в мастерской своего отца — цеховая традиция не меняется веками. Формально образование продолжилось в Академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова и на факультете дизайна РГГУ. После смерти отца Григорий возглавил его фонд — управление огромным художественным наследием занимало много времени и требовало значительных средств. К тому же в какой-то момент академические приемы пришли в конфликт с внутренним ощущением времени, и Григорий обратился к архитектуре: прежде всего частной, лишь иногда выполняя скульптурные монументально-декоративные композиции на фасадах и в интерьерах зданий.

У камина в гостиной столик, Gubi. Кресло, Baxter. Кушетка, Marie’s Corner.
Фото
Михаил ЛоскутоВ
На стене в столовой — картина Натальи Ситниковой, Orekhov Gallery. Стол изготовлен по мотивам стола Фрэнка Ллойда Райта. Стулья, Flexform. Ковер, cc-tapis. Раздвижные двери ведут на веранду.
Фото
Михаил ЛоскутоВ

К этому времени и относится перестройка старого семейного дома. «Изначально это была очень простая постройка из красного кирпича, — говорит хозяин. — Наверное, проще было все разобрать и выстроить заново, но разве я мог бы так поступить? Работы заняли несколько лет: существовавшие стены задавали границы, и пришлось „расти“ вверх. Появилась двухсветная гостиная, на втором этаже — спальни, а под крышей — мой кабинет».

Гостиная в доме Григория Орехова и Даны Матковской. Над консолью из спила дерева — картина Натальи Ситниковой, Orekhov Gallery. Стол по дизайну Шарлотты Перриан, Cassina. На стене справа — картина Сергея Бондарева, Orekhov Gallery.
Фото
Михаил ЛоскутоВ
Фрагмент гостиной со скульптурой Григория Орехова «Вулкан». Раздвижные жалюзи заменяют шторы.
Фото
Михаил ЛоскутоВ
Стены лестницы отделаны медными листами.
Фото
Михаил ЛоскутоВ

Теперь в строгом бетонном здании, поднимающемся на пригорок, не узнать старую дачу. Разве что застекленная терраса, пристроенная к дому, передает дух загородной жизни. Лаконичные интерьеры в духе Карло Скарпы (Carlo Scarpa), обставленные коллекционными и винтажными предметами, оформляла жена Григория дизайнер Дана Матковская.

«История про сапоги и сапожника очень актуальна, — смеется она. — Только перед съемкой мы наконец-то купили стол в гостиную, а Григорий сделал консоль из осколков мрамора и спила дерева, которое он помнит в мастерской отца с детства. А между тем кое-где уже пора обновлять отделку».

Григорий Орехов и Дана Матковская с дочерью Агатой и общим любимцем породы мальтипу Эйнштейном на веранде. Картина Ивана Дмитриева Untitled, Orekhov Gallery. Ковер, cc-tapis. Диван, Gervasoni. Журнальный столик, Giorgetti.
Фото
Михаил ЛоскутоВ

Постепенно растущая архитектурная практика стала занимать большую часть времени — только в поселке, где живет Григорий, по его проекту построены еще три дома. «Я всегда мечтал жить в доме с плоской крышей, но первоначальная архитектура дома отца не позволила сделать этого, — говорит он. — Зато для друзей я построил именно такой дом, словно распластанный по холму, и теперь вижу его каждый день из окон. Когда родилась дочь Агата, меня пронзила мысль о том, что я обязан так выразить свою любовь к ней, чтобы это осталось навсегда. Архитектура не давала мне такого ощущения, и я вернулся к скульптуре. Четыре года назад я увидел на веранде неваляшку дочки — так появилась гигантская стальная игрушка: скульптура, совершенно непохожая на то, чему я учился. В своей галерее мне тоже хочется видеть новое искусство, и, чтобы избавиться от предвзятости, пространство Orekhov Gallery открыто для независимых кураторских выставок, а не только для моего субъективного отбора».

Кабинет хозяина над двухсветной гостиной. Рабочее кресло по дизайну Чарльза и Рэй Имс, Vitra. Светильники, Artemide.
Фото
Михаил ЛоскутоВ
«Папа никому не разрешает наводить порядок в кабинете», — говорит восьмилетняя Агата
Фрагмент главной спальни. Мебель изготовлена по эскизам архитектора Катерины Давыдовской. Стул, винтаж. Ковер, cc-tapis.
Фото
Михаил ЛоскутоВ

Из огромных окон уже не видно бескрайних полей, за которые так полюбил это место Юрий Орехов, — вокруг построены дома, и не у всех из них идеальные плоские крыши, которые любит Григорий. Зато их скрывают классические аллеи деревьев, посаженных теперешним хозяином лет тридцать назад. А скульптура, пусть вовсе не классическая, снова вернулась в этот дом. www.orekhovgallery.com

Главная ванная комната. Детский стул по дизайну Вернера Пантона, Vitra, служит удобной подставкой для вещей и полотенец.
Фото
Михаил ЛоскутоВ