Тропический рай: вилла в Пуэрто-Рико

Нью-йоркская студия Champalimaud восстановила историческую виллу в Пуэрто-Рико, некогда принадлежавшую женщине-авиатору Кларе Ливингстон

Фото
Эмили Эндрюс

Эта вилла в небольшом пуэрториканском городке Дорадо в 20 километрах от Сан-Хуана — местро легендарное. Дом 1928 года постройки стоит на берегу океана и когда-то принадлежал знаменитой женщине-авиатору Кларе Ливингстон (Clara Livingston), унаследовавшей имение от отца. Клара была женщиной деятельной, сразу заменила ветхий деревянный дом на новый, а заодно построила на участке взлетную полосу.

Фото
ЭМИЛИ ЭНДРЮС

Клара, скончавшаяся в 1992 году в почтенном возрасте 92 лет, прожила здесь около двадцати лет. За это время дом перевидал многое. Так, например, в 1937 году здесь останавливалась во время своего последнего полета писательница и первая женщина-пилот, перелетевшая Атлантический Океан, Амелия Эрхарт (Amelia Earhart). Спустя некоторое время она пропала без вести над Тихим Океаном при попытке совершить кругосветный авиаперелет на своем двухмоторном легком самолете.

Прожив здесь без малого двадцать лет, Ливингстон продала имение бизнесмену Лоренсу Рокфеллеру (Laurence Rockefeller), представителю третьего поколения великой династии миллиардеров, который среди прочего занимался и отельным бизнесом. Рокфеллер решил открыть здесь фешенебельный курорт Dorado Beach, а в самой вилле, которая теперь стала называться Su Casa (в переводе с испанского «Ваш дом») — гольф-клуб и ресторан. С 2012 года вилла является частью Dorado Beach Ritz-Carlton Reserve и сдается в аренду как гостевой дом.

Фото
ЭМИЛИ ЭНДРЮС

Пару лет назад курорт сильно пострадал от урагана Мария, после которого так и не был полностью восстановлен. И вот, наконец, в этом году за дело взялась нью-йоркская студия Champalimaud, которая провела масштабную реновацию и ремонт, окончательно устранив последствия урагана и превратив легендарный дом в современное, модное, комфортное пространствто.

«Здание так и стояло полуразрушенным: полы вздулись, двери не закрывались, а часть крыши отсутствовала», — говорит Анна Бибер (Anna Beeber), ведущий дизайнер студии.

Фото
ЭМИЛИ ЭНДРЮС
Фото
ЭМИЛИ ЭНДРЮС

Дизайнеры поставили цель вернуть вилле былое величие и постарались бережно восстановить ее ключевые элементы, такие как «шахматная» черно-белая плитка на полу, длинные деревянные карнизы, толстые бетонные стены, которые будут надежно защищать от будущих стихийных бедствий.

Также модернизации подверглась территория возле дома: теперь здесь есть сад, благоустроенный и облицованный плиткой дворик, входная зона и огромный infinity-бассейн с видом на Атлантический Океан.

При отделке интерьеров использовались натуральные материалы: темное и светлое дерево, плитка, текстиль, и спокойная светло-пастельная палитра, местами «разбавленная» классическим черно-белым рисунком напольной плитки.

«В результате создается гармоничное единство природы и интерьера — действительно спокойная обстановка, которая позволяет вам расслабиться, думать, читать и просто отдыхать в этом элегантном и комфортном варианте босоногой курортной жизни», — говорят дизайнеры.

Фото
ЭМИЛИ ЭНДРЮС

Главным дополнением, сделанным студией, стала узкая крытая терраса вдоль переднего фасада дома, которая образует светлый холл, разделяющий столовую и большую спальню.

Всего в доме пять спален с собственными ванными, которые разбросаны по всему зданию. Для удобства постояльцев дизайнеры добавили к двум уже существующим лестницам, соединяющим первый и второй этажи дома, лифт, так что теперь перемещение по вилле не составляет труда даже для пожилых гостей.

Помимо гостевых комнат на первом этаже здания расположилась игровая комната для детей и домашний кинотеатр с розовыми стенами и бордовой мебелью. Эти цвета были позаимствованы у оригинальной палитры виллы времен Клары Ливингстон и напоминают об истории этого дома.

К выбору мебели дизайнеры также подошли с особым вниманием. В интерьера Su Casa винтажные предметы оригинальной обстановки соседствуют с иконами дизайна вроде кресел Ханса Вегнера (Hans J. Wegner), светильника Atollo от Oluce или мебелью Minotti и объектами, изготовленными на заказ в мастерских в Нью-Йорке. А кроме того студия пригласила местных художников, которые создали красочные росписи и муралы, ставшие главным украшением виллы.