Дом декоратора Франсуа Катру в Провансе

9 ноября 2020 года в возрасте 83 лет скончался Франсуа Катру — дизайнер, оформлявший дома Ротшильдов и других звездных семей. Этот дом в Провансе был его «тихой гаванью», где они с женой Бетти скрывались от суеты и светской шумихи

Гостиная. Дубовый стол — антикварное издение XVIII века. Многогранный светильник сделан на заказ по эскизам Франсуа Катру, как и журнальный столик на трех ножках. Кожаные кресла, 1940-е годы, дизайн Андре Арбю. Шторы, Bernard Thorp. Ослик из папье-маше, Blackman Cruz. Скульптура льва на камине — оригинальная скульптура XVII в.
Фото
Паскаль Шевалье

Парижский дизайнер и декоратор Франсуа Катру (François Catroux) в особом представлении не нуждается: в числе его клиентов было семейство Ротшильдов, Диана фон Фюрстенберг, кронпринцесса Греции Мари-Шанталь и другие не менее звездные личности. Сам же в последние годы он все чаще уезжал из Парижа, чтобы провести время в кругу семьи в их загородном имении Les Ramades на юге Франции.

Внутренний дворик украшают растения в горшках.
Фото
Паскаль Шевалье
Бетти и Франсуа Катру на пороге своего дома в Провансе.
Фото
Паскаль Шевалье

Старый каменный дом XVI века в местечке Лурмарен (Люберон, Прованс) они с женой Бетти купили, чтобы убегать от светского шума и городской суеты в тихую французскую глубинку и предаваться «сладкому ничего-не-деланию». «Я пью розе и любуюсь красотой, — говорила Бетти об этих их эскападах, — А Франсуа? Франсуа всегда мечтает».

Нетрудно догадаться, почему. Здесь действительно все располагает к отдыху и созерцанию. Дом стоит на 10 акрах земли, половину из которых занимает традиционный прованский сад с бассейном (любимое место отдыха Бетти) и теннисным кортом, где любят погонять мяч их взрослые дети и внуки. Это тихое, романтичное место, полное покоя и умиротворения.

Бассейн в тени вековых дубов и олив — любимое место отдыха Бетти Катру.
Фото
Паскаль Шевалье

Дом был куплен в 1990 году у трех сестер весьма почтенного возраста и представлял собой старые развалины с грязными полами. Единственное, что хоть немного напоминало о цивилизации, — две ванные комнаты, обустроенные прежними хозяевами. Но тем интереснее было декоратору работать над этим проектом. «Куда приятнее действовать с нуля, чем покупать уже готовое», — говорил Франсуа.

Задний двор, где растут кипарисы, плющ и кусты лавра. Три черепичных карниза — признак былой роскоши.
Фото
Паскаль Шевалье

Говорят, когда-то на этом месте был монастырь, потом здание принадлежало богатой семье, о чем свидетельствовали многослойные черепичные карнизы. «Простой человек будет иметь один слой, богатый два, а у нас их целых три, так что дом наверняка принадлежал кому-то очень важному», — говорили хозяева.

Летняя гостиная. Над полкой с напитками, сделанной на заказ, — индонезийское зеркало. Плетеная мебель, Tectona.
Фото
Паскаль Шевалье

Больше всего Франсуа восхищали в архитектуре Les Ramades сводчатые потолки и внутренний двор. «Лурмарен находился в самом эпицентре войны между протестантами и католиками, — рассказывал дизайнер. — Поэтому дома здесь — маленькие крепости с укрепленными стенами и центральным внутренним двором, где жители могли обороняться». Внутренний дворик также чем-то напоминает традиционные дома Алжира времен французской колонии, где вырос Франсуа. Он родился в Алжире в семье французского военного и был школьным товарищем Ива Сен-Лорана (Yves Saint-Laurent), с которым их снова уже в Париже свела Бетти и с которым они дружили вплоть до самой смерти кутюрье в 2008 году.

Столовая. Деревянный обеденный стол куплен на блошином рынке. Возле него — винтажные французские деревянные стулья 1940-х гг.
Фото
Паскаль Шевалье

В интерьерах Les Ramades нет ничего от той тяжелой роскоши, которую Катру делал для своих клиентов: добротная мебель, натуральные материалы, спокойная гамма, которая максимально гармонирует с окружающей природной средой. На полу — традиционная местная кладка, представляющая собой «плитку» из речной гальки, вмурованной в гладкий бетон. «Если прищуриться, можно увидеть марокканский ковер, который „кочует“ из комнаты в комнату», — рассказывал Катру в своей монографии, опубликованной в 2016 году издательством Rizzoli.

Библиотека. Кресла и диван созданы по дизайну Катру и обиты тканью Bernard Thorp. Книжный стеллаж также спроектирован дизайнером, по обе стороны от него — работы Анри Матисса.
Фото
Паскаль Шевалье
На стене — скульптура Жана Дерваля (Jean Derval).
Фото
Паскаль Шевалье

В доме есть несколько монументальных объектов вроде дубовой многоугольной люстры в гостиной, спроектированной самим дизайнером, или пары экзотических деревянных ширм, купленных в Париже (Катру заметил их, когда работал над оформлением витрин бутика Cerruti и тут же договорился о покупке). В остальном же дизайнер делал ставку на простоту и «скромное обаяние старины»: мебель местных ремесленников соседствует здесь с винтажными находками с блошиных рынков, культовыми объектами дизайна вроде прототипа стула 1930-х годов Акселя Эйнара Хьорта (Axel Einar Hjorth) и аксессуарами масс-маркета вроде зеркала Crate & Barrel в гостевой спальне.

Соломенное панно работы Александра Колдера служит ковром на кухне.
Фото
Паскаль Шевалье

На стене в маленькой мастер-спальне — серия коллажей Ива Сен-Лорана, подарок модельера. «Ив дал мне все: свою любовь, свою одежду, украшения, часть своей жизни и свое искусство, — говорит Бетти. — Когда на него накатывало вдохновение, он бросался писать или рисовать, и дарил свои работы мне».

Спальня хозяев дома. Кровать сделана на заказ и обита тканью Bernard Thorp. Прикроватные столики — винтаж, работа дизайнера Жан-Мишеля Вилмотта. Настольные лампы, Blackman Cruz. Табурет — прототип 1930-х гг. Акселя Эйнара Хьорта. На стене над изголовьем — работы Ива Сен-Лорана.
Фото
Паскаль Шевалье

Несколько лет назад Катру добавил к дому летнюю гостиную и столовую — полуоткрытые помещения, ориентированные так, чтобы стены защищали от мощных Мистралей. Крыша столовой из черепицы стоит на массивных каменных колоннах, дизайн которых Катру подсмотрел в близлежащем средневековом шато Château d'Ansouis. А во внутреннем дворике открытой гостиной он установил старинную каменную поилку для лошадей, превращенную в фонтан. «Эта комната изменила мою жизнь, — любил повторять он.

Летняя гостиная. Плетеная мебель и столики, Tectona.
Фото
Паскаль Шевалье
Терраса. Фонтан XVI века венчает современный металлический флюгер. Фигуры гусей сделаны из выброшенной на берег из моря древесины. Старинный металлический корабельный светильник выполняет роль скульптуры.
Фото
Паскаль Шевалье