The Best of ELLE DECORATION: дом декоратора Вероники Блумгрен на Бали
Двери спален выходят к бассейну. Вокруг бассейна — белая галька с острова Ява. Старый тиковый стол используется для завтраков на открытом воздухе.
Фото
АЛЕКСЕЙ КОНОВАЛОВ, ВЕРОНИКА БЛУМГРЕН
The Best of ELLE DECORATION: дом декоратора Вероники Блумгрен на Бали
Хозяйка дома, декоратора Вероника Блумгрен у бассейна.
Фото
АЛЕКСЕЙ КОНОВАЛОВ

Во мне точно есть цыганская кровь. Я и не пытаюсь сосчитать, сколько раз переезжала за последние года. Мысль о том, что надо где-то осесть, даже не приходит мне в голову. Слава богу, речь идет уже не о метаниях между Филиппинами, Индией и Лаосом. Мои переезды стали более локальными — из одной деревни рядом с моим отелем Oazia в другую. В результате этих перемещений пришлось признать печальный факт: красивых или хотя бы не уродливых домов на Бали столько же, сколько и в России, — мало!

Дом, в котором я живу сейчас, был выбран по принципу «от противного». Он оказался наименее ужасным из всех, просмотренных за несколько недель. Три спальни, гостиная и кухня с террасой на крыше, бассейн, крошечный садик с прудом и рыбками. Чего еще желать? Так как жилье мое всегда временное, серьезные перестройки и ремонты были исключены (этого добра в моей жизни и так хватает!). Три недели ушло на то, чтобы перекрасить темно-коричневое дерево в белый цвет, насыпать гальки вокруг бассейна, расставить по углам горшки с растениями, на окна повесить белые шторы, а на стены — огромные фотографии.

The Best of ELLE DECORATION: дом декоратора Вероники Блумгрен на Бали
Гостиная. Абажуры торшеров сделаны из саронгов — традиционной одежды балийцев, напоминающей юбку. В интерьере преобладают оттенки натурального дерева. Грамотно расставленные акценты голубого создают иллюзию прохлады даже в самые жаркие дни.
Фото
АЛЕКСЕЙ КОНОВАЛОВ, ВЕРОНИКА БЛУМГРЕН

Я всегда мечтала о жизни без офиса и всех связанных с ним проблем и расходов. Мечты сбываются! Мой кабинет теперь находится на балконе моей спальни: огромный стол, где я, собственно, и творю, вид на закат, легкий бриз с моря и пение птиц. Деревня, где стоит мой дом, — место глухое и малолюдное. Зато тишина здесь такая глубокая и воздух такой свежий, что окна у меня всегда нараспашку. Засыпаю под шум волн, а иногда под стук дождя по столу в «кабинете», звуки ночных балийских церемоний и стрекот цикад. Просыпаюсь с птичьим пением и шелестом упругих листьев тропического жасмина.

The Best of ELLE DECORATION: дом декоратора Вероники Блумгрен на Бали
Гостевая спальня. Полупрозрачный полог над кроватью не только вносит в интерьер романтическую ноту, но и защищает от насекомых.
Фото
АЛЕКСЕЙ КОНОВАЛОВ, ВЕРОНИКА БЛУМГРЕН

«Лучшее средство от бессонницы — стук дождя, звуки ночных балийских церемоний и стрекот цикад»

The Best of ELLE DECORATION: дом декоратора Вероники Блумгрен на Бали
Спальня Вероники расположена на втором этаже. В изголовье кровати — фотография солнечных бликов на поверхности воды. Шторы сшиты из белого льна, на полу — бамбуковые циновки.
Фото
АЛЕКСЕЙ КОНОВАЛОВ, ВЕРОНИКА БЛУМГРЕН

Уже давно выяснилось, что бассейн для меня не место для плавания. За год я в нем купалась раз пять, и то через силу. Все-таки удивительное существо человек: никогда не ценит то, что имеет. Бассейн в моем доме — это большой ковер посреди гостиной под открытым небом. И никаких лежаков — около него только диваны, кресла и стол для завтраков.

The Best of ELLE DECORATION: дом декоратора Вероники Блумгрен на Бали
Границы между интерьером и окружающим пространством в доме весьма условны. Низкий стол из тикового дерева, на диванах — подушки из местного батика.
Фото
АЛЕКСЕЙ КОНОВАЛОВ, ВЕРОНИКА БЛУМГРЕН

Недавно я читала лекцию о восприятии цвета. Мы со студентами поставили эксперимент: я называла эмоцию — печаль, страх, радость, а они за секунду должны были ее проассоциировать с каким-то оттенком. Негативные эмоции неизбежно оказывались в модной серо-коричнево-черно-сине-бордово-оливковой гамме, а позитивные — в столь редко встречающейся в интерьерах розово-оранжево-салатово-светящейся. Потом мы писали списки тех эмоций и чувств, которыми хотели бы наполнить свой дом, и красок, которые с ними ассоциируются, и раскладывали эти цвета на полы, стены, шторы и мебель. Так я поступаю всегда, когда работаю над интерьерами.

The Best of ELLE DECORATION: дом декоратора Вероники Блумгрен на Бали
Фрагмент спальни Вероники. Необычная ширма сделана из старых дверей. У стены — консоль из тика. На ней — скульптуры работы местных мастеров и морская раковина с острова Флорес.
Фото
АЛЕКСЕЙ КОНОВАЛОВ, ВЕРОНИКА БЛУМГРЕН
The Best of ELLE DECORATION: дом декоратора Вероники Блумгрен на Бали
Стену столовой украшает фотопортрет любимой собаки Вероники — Саян (в переводе на русский — «Дорогуша»).
Фото
АЛЕКСЕЙ КОНОВАЛОВ, ВЕРОНИКА БЛУМГРЕН

В моей гостиной я хотела ощущать спокойствие (отсюда — белый цвет стен, светлый камень на полу, белые шторы и диваны), радость от общения с любимыми людьми (натуральные оттенки дерева и бамбука), свободу мысли и духа (бледно-голубой шелк в отделке штор, темно-синий хлопок диванных подушек и капля фуксии). Так и живу. Пока… До следующего переезда.

The Best of ELLE DECORATION: дом декоратора Вероники Блумгрен на Бали
Терраса на крыше дома. Эта площадка с низкими диванами и навесом может использоваться как гостиная, но на самом деле хозяева и гости бывают здесь нечасто. «Возможно, по причине непрекращаюейся стройки у соседей», — говорит Вероника.
Фото
АЛЕКСЕЙ КОНОВАЛОВ, ВЕРОНИКА БЛУМГРЕН