Вернись в Сорренто: вилла в античном стиле

Поддавшись очарованию заброшенной виллы на берегу Неаполитанского залива, декоратор Хуан Пабло Молино написал свою историю античности в ее интерьерах

Вилла Николини словно парит над водами Неаполитанского залива. На зад­нем плане — огни Неаполя и Везувий. Фасад выкрашен в традиционный «неаполитанский желтый». В массивном цокольном этаже, помимо служебных помещений, расположен бар с музыкальной комнатой и спа.
Фото
Ксавье бежо (Xavier bejot)

Виллы в Сорренто наперебой спорят друг с другом за лучший вид из окон. Кому-то повезло больше, как этой красавице, замершей на вершине скалы, словно перед прыжком в голубые воды Неаполитанского залива. Вилла Николини, построенная для скульптора Джованни Николини в конце 1920-х годов, пребывала последние десятилетия в запустении, скрываясь от любопытных глаз в зелени разросшегося сада. Новые владельцы, решившие вернуть былой блеск этому дому, ни минуты не сомневались в выборе декоратора и обратились к главному «максималисту» — Хуану Пабло Молино (Juan Pablo Molyneux).

Стены одной из гостевых комнат украшены фактурным лиственным узором. На полу — шелковый ковер. Резное кресло, Италия, XVIII век. На парных деревянных геридонах — лампы с основанием из окаменелых раковин наутилосов.
Фото
КСАВЬЕ БЕЖО (XAVIER BEJOT)

Эклектичный стиль постройки, сочетающий эстетику ар-деко и традиционные для этих мест заимствования из римской архитектуры вилл в Помпеях, давал простор для творчества. Тем более что от первоначальной отделки не осталось почти ничего, кроме покрытых плиткой полов. «Работая с историческими зданиями, я всегда начинаю с изучения оригинальных чертежей, чтобы понять соотношения света и пространства, заложенные при строительстве, — говорит декоратор. — Но если интерьеры не сохранились, я не пытаюсь их воссоздать. Гораздо важнее вернуть изначальное ощущение утонченности и величия, присущее исторической постройке, учитывая при этом требования современного комфорта и потребности конкретной семьи, которая будет здесь жить».

Последние десятилетия вилла Николини пребывала в запустении, скрываясь в тени разросшегося сада
Некогда запущенный сад был заново спланирован Хуаном Пабло Молино в регулярной манере.
Фото
КСАВЬЕ БЕЖО (XAVIER BEJOT)

Первоначальная планировка виллы, развернутая к саду, не устраивала ни декоратора, ни новых владельцев. Небольшой холл и вереница комнат резко контрастировали с эффектным фасадом, выходящим на море. Хуан Пабло Молино развернул движение на 180 градусов, переместив главный вход под аркады, выходящие на террасу. Выложенная черно-белым мрамором, она придает ощущение классической гармонии всей постройке. Поднимаясь по мраморной лестнице, вы сразу оказываетесь в эффектной ротонде-библиотеке, которую изобретательный декоратор превратил в подобие грота, а три распашные двери приглашают вас в гостиную, столовую и галерею, ведущую в жилые комнаты.

Стены биб­лиотеки-ротонды покрыты вощеными резными деревянными панелями с орнаментом в стиле гротто, напоминающими об интерьерах павильонов-гротов эпохи рококо. Через раскрытые двери видна гостиная. Современный бюст выполнен из раковин в стиле Арчимбольдо.
Фото
КСАВЬЕ БЕЖО (XAVIER BEJOT)

Создавая интерьеры, декоратор на время поставил себя на место архитектора виллы Алессандро Лимонелли, который переработал в стиле 1920-х годов традиции римской архитектуры. Господину Молино предстояло придать этому наследию современное звучание.

Главная гостиная. Рисунок шелкового ковра напоминает рябь на глади моря. Плинтус расписан под мрамор. Роспись стен имитирует технику сграффито. Зеркало в массивной деревянной барочной раме.
Фото
КСАВЬЕ БЕЖО (XAVIER BEJOT)

«Занимаясь подобным проектом, всегда нужно держать себя в рамках, — улыбается декоратор. — Только представьте: великолепные виды, вилла, словно парящая между бирюзовым морем и лазурными небесами, и дворцовые интерьеры внутри — у вас бы закружилась голова! Собрав воедино разные стили, я захотел использовать их модернизированную версию. Это больше подходит для дома, где семья проводит каникулы на море, а не назначаются официальные встречи».

Фрагмент главной спальни. Роспись стен имитирует каменную кладку и драпировку в охристых тонах. Рекамье, Россия, XIX век.
Фото
КСАВЬЕ БЕЖО (XAVIER BEJOT)
«Великолепные виды, вилла, парящая между морем и небесами, и дворцовые интерьеры — у вас бы закружилась голова!»
На консолях в столовой — керамические тарелки Пабло Пикассо. В росписи стен использованы античные мотивы: меандр, стилизованные волны, листья аканта и летучие рыбы. Наборные паркеты — дань русским классическим интерьерам, одному из постоянных источников вдохновения декоратора.
Фото
КСАВЬЕ БЕЖО (XAVIER BEJOT)

Отдавая должное влиянию античности, Хуан Пабло обратился к культуре Средиземноморья в целом. Римские и греческие орнаменты, росписи в помпейском стиле, намеренно упрощенные изображения морских звезд и летучих рыб, живописные имитации драпировок и мрамора создают необходимое легкое настроение, несмотря на раритетную мебель, скульптуру и живопись, собранные в интерьерах. «Я представил себе, что здесь живет семья, веками связанная с морем, — рассказывает декоратор. — Путешественники, первооткрыватели, судовладельцы, которые столетиями собирали в своем доме объекты со всех концов света».

Стены гостевой спальни расписаны по штукатурке. Резная золоченая «корона» балдахина, Италия, XVIII век. Тумбы и изголовье обтянуты бархатом, Sabina Fay Braxton.
Фото
КСАВЬЕ БЕЖО (XAVIER BEJOT)

Чувство места и времени — еще одно ключевое понятие в работе Молино. Случайная находка — бассейн римского периода, высеченный в гроте у подножия скалы, — натолкнула декоратора на мысль использовать римскую мозаику и бронзовую мебель в отделке спа, расположенного в цоколе здания.

«Я представил себе, что здесь живет семья, веками связанная с морем»
Высеченная в скале лестница ведет в грот, выходящий к морю. В одном из помещений грота располагается вырубленный в скале античный бассейн.

А мириады морских жителей, замерших в резной деревянной отделке библиотеки-ротонды, не что иное как современная интерпретация павильонов-гротов эпохи рококо — фривольных наследников античности. К слову сказать, римское прошлое едва не сыграло злую шутку: власти почти на три года остановили строительство для дополнительных обследований. Но разве это может остановить настоящего художника на пути создания нового шедевра?!

Римское прошлое едва не сыграло злую шутку: власти почти на три года остановили строительство
Ванная комната при главной спальне отделана мрамором и мозаикой, напоминающей о мозаичных полах римских вилл.
Фото
КСАВЬЕ БЕЖО (XAVIER BEJOT)