Вилла в Тоскане: интерьер с историей

Архитектурная мастерская Нины Прудниковой обновила интерьеры тосканской виллы XVII века. Ни один фрагмент исторического декора не пострадал, но жизнь обитателей стала намного комфортнее

Гостевая комната расположена в мансарде рядом с домашним кинотеатром. Ее интерьер стал намного теплее и уютнее после того, как стены выкрасили в насыщенный терракотовый цвет. Антикварные столики куплены в Парме. Кресла, Marie’s Сorner.
Гостевая комната расположена в мансарде рядом с домашним кинотеатром. Ее интерьер стал намного теплее и уютнее после того, как стены выкрасили в насыщенный терракотовый цвет. Антикварные столики куплены в Парме. Кресла, Marie’s Сorner.
Фото
Кирилл Овчинников

Мы уже привыкли к тому, что российские декораторы оформляют дома за границей, однажды даже посвятили этой теме целый номер журнала. Но этот случай, безусловно, особый, так как речь идет о тосканской вилле XVII века. «Наше бюро создает проекты в самых разных стилях, — рассказывает архитектор Петр Юшин, — но с такой уникальной фактурой мы соприкоснулись впервые». Помимо Петра, над этим проектом работала его мама — известный архитектор Нина Прудникова — и брат Филипп Юшин. С заказчиками, купившими виллу в Тоскане, они сотрудничают не впервые.

Фрагмент обходной галереи на втором этаже.
Фрагмент обходной галереи на втором этаже.
Фото
Кирилл Овчинников

«Постройка 1670 года имеет двор-атриум и сложную систему входов, благодаря чему здесь могут жить несколько семей и практически не пересекаться, — рассказывает Петр. — В наши дни здание площадью 2000 квадратных метров признано памятником истории, любые работы в котором надо согласовывать. Даже деревья в парке должны быть подстрижены определенным образом, за этим следит специальная комиссия». Впрочем, это правило не коснулось предыдущих хозяев. Они открыли в доме отель, сделав ремонт, который Петр тактично называет «странным».

Спальня хозяев. Стены выкрасили в молочно-серый цвет, им в тон подобрали плетеный ковер с темно-серым кантом. Кресло, Marie’s Сorner. Покрывало и постельное белье из жатого льна, Society, — это одна из любимых текстильных марок Петра Юшина.
Спальня хозяев. Стены выкрасили в молочно-серый цвет, им в тон подобрали плетеный ковер с темно-серым кантом. Кресло, Marie’s Сorner. Покрывало и постельное белье из жатого льна, Society, — это одна из любимых текстильных марок Петра Юшина.
Фото
Кирилл Овчинников
Боковой фасад. Внешне дом XVII века остался без изменений.
Боковой фасад. Внешне дом XVII века остался без изменений.
Фото
Кирилл Овчинников

«Мы постарались устранить его последствия и создать декор, призванный подчеркнуть красоту старинных терракотовых полов, каменных порталов и росписей», — говорит он. Мансарда из белой превратилась в терракотовую и стала уютнее. Белые камины обрели монументальный масштаб, после того как их выкрасили в тон серым порталам из камня. Открытую проводку покрасили в цвет потолочных балок и, где возможно, спрятали. Холодно-белые стены обрели оттенок парного молока.

«Рыцарский зал» расположен на первом этаже и имеет выход в сад. Изначально светлый камин стал выглядеть более монументально, после того как его выкрасили в тон порталу из камня.
«Рыцарский зал» расположен на первом этаже и имеет выход в сад. Изначально светлый камин стал выглядеть более монументально, после того как его выкрасили в тон порталу из камня.
Фото
Кирилл Овчинников

«Даже небольшая коррктировка тона стен полностью меняет комнату. Мы рекомендуем палитру Farrow & Ball, в ней есть много правильных оттенков белого» — авторы проекта охотно раскрывают свои секреты. Освещение сделали более спокойным. Для этого использовали бра и торшеры с тканевыми абажурами, дающими мягкий рассеянный свет. Антикварную мебель купили на блошиных рынках Флоренции, Ареццо, Сиены. «У нас не было цели собрать коллекцию музейного уровня, мы решали декоративную задачу. Люстру в столовой, например, подбирали исключительно под цвет росписей, — замечает Петр. — Впрочем, найденные нами гербы и портреты вполне могут оказаться фамильной реликвией кого-нибудь из соседей».

Столовая расположена между гостиной и кабинетом на втором этаже. Люстру подобрали в тон старинным росписям стен и потолков. Они же продиктовали цвет штор и новой обивки для существующих стульев. Наборный паркет, положенный предыдущими владельцами, по общему мнению декораторов и хозяев, не вписывается в интерьер и, вполне вероятно, однажды будет демонтирован.
Столовая расположена между гостиной и кабинетом на втором этаже. Люстру подобрали в тон старинным росписям стен и потолков. Они же продиктовали цвет штор и новой обивки для существующих стульев. Наборный паркет, положенный предыдущими владельцами, по общему мнению декораторов и хозяев, не вписывается в интерьер и, вполне вероятно, однажды будет демонтирован.
Фото
Кирилл Овчинников
Обходная галерея на втором этаже. Сюда выходят двери гостиной, столовой и хозяйских спален. Существующую антикварную мебель по-новому расставили, недостающие предметы купили на местных блошиных рынках.
Обходная галерея на втором этаже. Сюда выходят двери гостиной, столовой и хозяйских спален. Существующую антикварную мебель по-новому расставили, недостающие предметы купили на местных блошиных рынках.
Фото
Кирилл Овчинников

Диваны и кровати заказали на флорентийских фабриках, выпускающих исторические реплики. Архитекторы мастерской Прудниковой любят антиквариат, привносят его даже в современные интерьеры, но мягкую мебель всегда покупают новую, более удобную. «Живет ли человек в московской квартире или в тосканском палаццо, ему должно быть удобно». Особое внимание уделили текстилю. «Льняных покрывал такого качества, как у итальянской марки Society, нет ни у кого, — уверен Петр. — В России почему-то не красят лен, а здесь очень богатая палитра».

Дом окружен огромным парком, который каскадом спускается к виноградникам и имеет несколько входов.
Дом окружен огромным парком, который каскадом спускается к виноградникам и имеет несколько входов.
Фото
Кирилл Овчинников

Льном обита большая часть мягкой мебели, благодаря чему она не спорит с антиквариатом, а растворяется в комнатах. И, наконец, финальный штрих — однотонные ковры и шторы собрали интерьер воедино. Впрочем, точку в этой истории ставить рано. Архитекторы планируют оформить еще несколько комнат и атриум, хозяева — издать книгу по истории виллы, так что продолжение следует.

Архитектурная мастерская Нины Прудниковой, www.prudnikova.com

Гостевой блок на втором этаже включает в себя комнату отдыха, спальни и ванную. Стены покрашены эмалью, Farrow & Ball. Льняные шторы, Mastro Raphael. Диван, Marie’s Сorner. Стол и кресло, Chelini.
Гостевой блок на втором этаже включает в себя комнату отдыха, спальни и ванную. Стены покрашены эмалью, Farrow & Ball. Льняные шторы, Mastro Raphael. Диван, Marie’s Сorner. Стол и кресло, Chelini.
Фото
Кирилл Овчинников