Жизнь в искусстве: дом арт-дилера в Шанхае

Владелец дома Чжоу Тун — коллекционер и арт-дилер, входит в список «30 выдающихся людей Китая моложе 30 лет» и не мыслит современный жилой интерьер без искусства

Жизнь в искусстве (фото 0)
Во внут­реннем дворе — работа «Новолуние» из серии инсталляций «Лунный свет» Ян Юнляна.
Фото
Джу Хай
Стиль
Хан Чао

Время идет незаметно: девять лет пролетели в мгновение ока с тех пор, как Чжоу Тун (Zhou Tong) купил первый серьезный экспонат своей коллекции. Сейчас это произведение — автопортрет Яйои Кусамы (Yayoi Kusama) «Бесконечная, бесконечная любовь» — висит на самом видном месте в доме. Стоит пересечь двор и открыть дверь — взгляд сразу упирается в него. «Портрет вызывает у меня невероятной силы эмоции еще и потому, что в нем улавливаются черты моей матери», — признается хозяин.

Жизнь в искусстве (фото 2)
Чжоу Тун — хозяин дома, коллекционер, в 2017 году попал в список журнала Forbes «30 выдающихся людей Китая моложе 30 лет» (30U30). Сегодня в его коллекции более 300 работ значимых современных художников. Таких как Яёи Кусама, Цзэн Фаньчжи, Ли Цин, Лю Вэй, Тому Гокита. Над дверным проемом — работа Сун Сун Tale of Tales: The Phantom Revives The Longing to Return.
Фото
Джу Хай
Стиль
Хан Чао

Мать для него — самый главный человек в жизни, учитель и проводник в мир искусства. В 2000-х она одной из первых в Китае стала коллекционировать современное искусство. Как только Чжоу исполнилось пятнадцать лет, мать начала брать его с собой на встречи с художниками и аукционы, даже позволяла поднять табличку с повышением ставки. Разу­меется, опыт не прошел даром. «Я с раннего детства находился под влиянием красоты искусства, — вспоминает Чжоу Тун. — В школе мне было скучно, и я не мог похвастать успехами. Просто ждал своего часа, чтобы полностью отдаться искусству. Можно сказать, оно стало моим спасением!»

Жизнь в искусстве (фото 4)
Вид из гостиной на столовую. Сдержанность и простота отделки делают произведения искусства главным украшением дома. Этого правила Чжоу Тун неуклонно придерживался при декорировании. Расположенная у входа в дом столовая обставлена традиционной китайской мебелью. На столе — скульптура «Зеленая собака» Чжоу Чуня. Над современным кожаным диваном — картина японского художника Тому Гокита I can’t tell what truth is anymore (2017). Это новоприобретенный экземпляр в коллекции Чжоу Туна.
Фото
Джу Хай
Стиль
Хан Чао
«Я с раннего детства находился под влиянием красоты искусства»
Жизнь в искусстве: дом в Шанхае (фото 5)
Фрагмент «китайской» столовой. На фоне черной стены висит полотно Лю Вэя It looks like landscape. На белом фоне — работа французского художника Бернарда Фризе Riamo.
Фото
Джу Хай

По окончании школы восемнадцатилетний Чжоу Тун уехал в Америку изучать историю искусств в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе (UCLA). Следующие пять лет он с неистовой страстью поглощал книги по искусству и жадно осматривал галереи. Сегодня в любом городе мира он первым делом идет в музей. «Только потратив на коллекционирование столько сил и энергии, сколько тратит солдат на передовой, можно выработать собственное интуитивное восприятие искусства», — твердо убежден Чжоу Тун.

«Если в доме есть настоящее искусство, остальной фон может быть скромным»
Жизнь в искусстве (фото 7)
Прямо напротив входной двери висит автопортрет Яйои Кусамы «Вечная, вечная любовь», самый первый экспонат в коллекции Чжоу Туна. Над коридором — произведение Ни Ецзяо «Три выдвижных ящика». По бокам — работы Хэ Сянюи из серии Lemon Flavor.
Фото
Джу Хай
Жизнь в искусстве (фото 8)
Центральная стена чайной комнаты на первом этаже отведена под произведение художника и кинематографиста Ян Фудуна «Новые женщины». Современная фотография и мебель из красного дерева эпохи Цин, скомбинированные вместе, создают интересный симбиоз времен: настоящего и уже прошедшего. Все светильники сделаны на заказ.
Фото
Джу Хай
Стиль
Хан Чао

Этот трехэтажный дом в Шанхае построен по современному западному образцу и отражает труд двух поколений коллекционеров, Чжоу Туна и его матери. Пространство заполнено старинной мебелью, всюду — современные арт-объекты. Сложно подобрать слова, чтобы описать стиль интерьера. Гости любят шутить, что это место «без стиля». Чжоу Тун воспринимает это как комплимент.

«Дом — очень личное место и должен отражать мировоззрение человека, — говорит хозяин. — Эта мебель была у нас изначально, я не хотел убирать ее только ради создания единого стиля». Вначале он увлекался современным японским искусством, затем его внимание привлекли молодые китайские художники. В интерьере эти два направления связаны в единую систему восточной эстетики.

Жизнь в искусстве (фото 11)
Все свободное пространство гостиной занимает кожаный диван. На темном фоне висит большое полотно Ши Чжиина «Камни 17-8». На двухцветном чайном столике — миниатюрная скульп­тура Юи Фаня «Серебряный конь».
Фото
Джу Хай
Стиль
Хан Чао
«Стена без картины все равно что тело без души»

Чжоу Тун уверен: если в доме есть настоящее искусство, то остальной фон может быть скромным. «Искусство — это не только украшение, но и душа дома!» Если какую-либо картину увозят в галерею, внезапно обнажившаяся стена вызывает у хозяина ощущение лишенного души тела. Самым срочным вопросом является поиск картины на опустевшее место. Время от времени он делает перестановку мебели и предметов искусства. Это простое действие приносит ему необычайное удовольствие.

Жизнь в искусстве: дом в Шанхае (фото 12)
Фрагмент «западной» столовой. На фоне зеленой стены висит картина художника Джоу Ли «Красная двойка». Стол и стулья сделаны на заказ. Чайный сервиз, дизайн Пола Смита для Thomas Goode.
Фото
Джу Хай
Стиль
Хан Чао

Чжоу Тун коренным образом отличается от «складских» коллекционеров, кто изредка выставляет свои сокровища в галереях. Чжоу Тун уверен: если в доме есть настоящее искусство, то остальной фон может быть скромным. «Искусство — это не только украшение, но и душа дома!» Если какую-либо картину увозят в галерею, внезапно обнажившаяся стена вызывает у хозяина ощущение лишенного души тела. Самым срочным вопросом является поиск картины на опустевшее место. Время от времени он делает перестановку мебели и предметов искусства. Это простое действие приносит ему необычайное удовольствие. Чжоу Тун коренным образом отличается от «складских» коллекционеров, кто изредка выставляет свои сокровища в галереях.

Жизнь в искусстве (фото 14)
Вид из окна на втором этаже: старинный дом времен французской концессии и современное высотное здание передают неповторимый колорит Шанхая.
Фото
Джу Хай
Стиль
Хан Чао

«В Китае искусство для многих остается чем-то недостижимо возвышенным, требующим музейного пространства, — говорит он. — Я же пытаюсь доказать, что искусство — важная часть повседневной жизни и лучше всего смотрится в жилом интерьере. Если какое-то произведение пылится на складе, тогда, боюсь, оно недостаточно хорошо для меня». Он часто устраивает дома арт-вечеринки, принимает у себя всемирно известных деятелей искусств. Как-то его спросили, что он будет делать, когда пустые стены закончатся. Чжоу Тун лукаво показал на стену у лестницы: «Пространство похоже на время, если экономить, то его становится больше. Как вот эта стена, которую недавно добавили. Вы можете сказать, что раньше здесь были перила?»

Жизнь в искусстве (фото 15)
Стены чайной комнаты на втором этаже заполнены произведениями искусства. Слева — работа Ли Южуи «Сложность выбора No 5». Над дверью — работа Ни Ею «Взгляд на историю». Справа — работа Чжан Вэя из серии «Книга Чен: когда белый конь высоко в небе, приходит процветание».
Фото
Джу Хай
Стиль
Хан Чао