Природа любви: Ева Шивдасани о Soneva Fushi

Двадцать пять лет назад супруги Сону и Ева Шивдасани открыли один из первых экокурортов в мире. Ева поделилась с нами своим опытом

Сону Шивдасани с женой Евой Мальмстрем Шивдасани.

ELLE DECORATION Понятие «философия отеля» стало расхожим маркетинговым ходом. Но когда ступаешь на остров Soneva Fushi, немедленно понимаешь, что здесь есть своя душа. Как она появилась?

ЕВА МАЛЬМСТРЕМ ШИВДАСАНИ Я родилась в Швеции, и это многое объясняет. Я всегда глубоко уважала людей, природу и животных. Когда мы основывали свою компанию, я сказала Сону, что не хочу иерархической структуры: я верю в равенство и одинаковую значимость всех. У нас нет «персонала» — все члены команды являются хозяевами, принимающей стороной. Это создает у людей ощущение собственной ценности, чувство причастности к общему делу. Отсюда наш главный принцип «счастливый хозяин —­ счастливый гость». Они передают эту энергию гостям. И вы чувствуете это, потому что улыбки работающих здесь людей абсолютно искренни.

Soneva Fushi, первый курорт из коллекции Soneva, занимает весь остров Кунфунаду на атолле Баа. Добраться сюда несложно: путь занимает 30 минут на гидросамолете от международного аэропорта Мале.

Отели на островах эксплуатируют похожий «экзотический» и «экологический» стиль. Что отличает вас?

Все должно быть по-настоящему экологично, этично и безопасно. Мы придерживаемся этого правила с момента открытия. Это не стиль, это реальность. Я полностью отказалась от использования пластика, исключение составляют только телевизоры и сотовые телефоны. Уже в 1998 году я перестала заказывать пластиковые питьевые соломинки, найдя бумажный аналог в Индии. Меня никто не понимал, включая моего мужа Сону, который считал, что у слова «зеленый» есть единственное значение, обозначающее цвет.

Был ли у вас дизайнерский опыт до открытия Soneva?

Я была дизайнером одежды, но построила наш дом в Лондоне. Это — огромный проект, в котором я работала со многими специалистами и использовала множество разных материалов.

Я была первым ребенком в семье. Отец мечтал о сыне (хотя был очень рад моему появлению), поэтому научил меня многим вещам, которыми обычно занимаются с мальчиками. Мне повезло — я самый «рукастый» человек в семье. Это дало мне хорошую базу для строительства наших отелей.

Некоторые здания на острове выглядят традиционно, но одновременно с этим футуристично. Что вдохновляет вас, когда вы начинаете новые проекты?

С того самого момента, как я занялась дизайном — будь то одежда, обувь или ювелирные украшения, идеи сами приходят мне в голову, не знаю откуда. Я всегда стараюсь внести ироничные нотки в свой дизайн, чтобы люди улыбались, глядя на него. Когда человек улыбается, у него возникает ощущение счастья, позитив. Это необходимо для более полноценного отдыха. Я не очень люблю «нормальные» вещи. Но это также должно быть практично, утилитарно и безопасно.

Расскажите о своей команде. Как вы нашли дизайнеров и архитекторов со схожими представлениями о работе? Кто ваши поставщики, рабочие, ремесленники?

Мой муж Сону разрабатывает все архитектурные концепции, обсуждает их со мной, а я воплощаю эти идеи в рисунках. Потом мы отправляем все в архитектурное бюро, с которым сотрудничаем уже 20 лет. Оно находится в Таиланде. Мы выбираем поставщиков, которые разделяют наши ценности: поставляют дерево из возобновляемых лесов, используют локальный труд, традиционные и экологичные технологии и только местных строителей.

«Оставьте мир для ваших внуков и правнуков в лучшем состоянии, чем когда вы в него пришли сами»

Ваше любимое сочетание цветов?

Любое, если оно заставляет мое сердце биться чаще.

Какие материалы вас вдохновляют?

Я просто влюблена в старое дерево в любом виде. Корни, переработанная старая древесина, причудливые древесные формы. Я часто хожу по пляжу и смотрю на ветви и стволы, которые прибивает к берегу, и находила потрясающие экземпляры.

На острове все подлежит 100%-ной переработке. Как вам удалось добиться таких впечатляющих результатов?

Мы почти достигли уровня 100%. Сейчас у нас есть печь для плавки металла, мы сами изготавливаем дверные ручки. В начале 2000-х мне удалось убедить управляющих перестать импортировать минеральную воду и подавать только воду собственного производства. Теперь в нашем распоряжении есть мощные фильтры и фабрика для бутилирования воды. А еще — небольшое устройство для переработки пластика, но мы хотим построить что-то типа фабрики на одном из островов, которая бы управлялась местными специалистами и производила стройматериалы из переработанного пластика. Сейчас Мальдивы импортируют такие материалы, но с созданием фабрики эта надобность отпадет. Следующий пункт — найм местных рыбаков для ловли океанического пластика. Конечно, весь пластик из моря достать будет практически невозможно, но кто-то должен начать этот процесс.

Расскажите о художниках, с которыми вы работаете.

Мы сотрудничаем со скульпторами, которые создают шедевры для нашей галереи стекла. Это началось много лет назад одновременно с моим отказом от использования пластиковых бутылок и полным переходом к использованию стекла. Меня не волновали финансовые потери от такого решения, более важно было прекратить использование пластика. Но у нас стало скапливаться битое стекло. Я попросила Сону купить небольшую печь для плавки стекла, чтобы делать стеклянные сувениры для гостей. Тогда эта затея не состоялась, но спустя годы Сону принял решение построить стеклодувную фабрику. Мы назвали ее Glasscycle. Предметы искусства из переработанного нами стекла продаются в галерее. Возможности для творчества здесь безграничны, и художники очень ценят это.

У нас здесь три месяца жила одна великолепная художница, моя подруга Клэр Шенстоун. Она работала на острове в своей временной студии. Гостей очень интересовало ее творчество. Мало кто знал, что Клэр была единственным человеком в мире, которого Фрэнсис Бэкон выбрал в качестве своего личного портретиста — в то время она еще была студенткой арт-колледжа. Мы счастливы, что она приняла предложение стать первым художником-резидентом на нашем острове, и планируем продолжать подобные опыты сотрудничества.

На ваших островах вы создали уникальное сообщество, построенное на принципах этики и гуманизма. Что надо сделать, чтобы таким стал весь мир?

Так меня воспитывали с самого рождения. Мои родители всегда заботились об окружающей среде. Мой отец говорил мне: выходишь из комнаты — выключи свет; не трать воду попусту, когда принимаешь душ. Не из-за финансовых соображений — он стремился внести свой вклад в мировое энергосбережение. Он всегда покупал экологически чистые вещи и продукты, даже если они стоили гораздо дороже обычных, поддерживая их производителей. Моя мама ходила в магазин с сумкой для покупок и мыла пластиковые пакеты для повторного использования. Я поступаю также — у меня до сих пор есть пластиковые пакеты, которым несколько десятков лет! Вы спросили, как мы можем повлиять подобным образом на весь мир. Я всегда отвечаю так: даже один человек способен изменить весь мир к лучшему или худшему. Каждый должен нести ответственность за свои действия. Если так будет поступать каждый, мир изменится, а нашим внукам и правнукам будет не о чем беспокоиться. www.soneva.com