16 сентября в Музее русского импрессионизма открылась выставка-исследование «Другие берега. Русское искусство в Нью-Йорке. 1924», которая расскажет о крупнейшем показе русского искусства в США в XX веке. Искусствоведам и куратором музея удалось найти и установить судьбы более сотен произведений, которые были представлены русскими художниками в 1924 году. Работы из той экспозиции оказались рассеяны по всему миру: многие картины были обнаружены в музейных и частных коллекциях Великобритании, Швейцарии, Франции, Германии, Австрии. Мы выбрали пять произведений, которые помогут лучше познакомиться с выставкой 1924 года и понять, почему она стала значимым событием в мире искусства.

Фото №1 - «Другие берега. Русское искусство в Нью-Йорке»: гид по выставке
Выставка «Другие берега. Русское искусство в Нью-Йорке. 1924» в Музее русского импрессионизма. В качестве фона на стенах — краска Juniper Ash и Bone China Blue из палитры Colours of England от Little Greene.

Сергей Виноградов. Портрет жены художника в интерьере

Сергей Виноградов отправился в Америку не только в качестве участника экспозиции, но и как председатель выставочного комитета. На «Портрете жены художника в интерьере» изображена Ирина Войцеховская, бывшая ученица Виноградова по Строгановскому училищу. Интерьер — гостиная особняка, до революции принадлежавшего промышленнику-сахарозаводчику Павлу Харитоненко. После событий 1917 года дом был национализирован, однако там сохранилась обширная коллекция искусства, часть которой мы можем наблюдать на произведении Виноградова. Работа видна на фотографии экспозиции 1924 года, что позволяет подтвердить ее участие в выставке. Кстати, для Виноградова поездка в Америку оказалась дорогой в эмиграцию: после окончания экспозиции он остался жить в благополучной и спокойной Риге.

Фото №2 - «Другие берега. Русское искусство в Нью-Йорке»: гид по выставке
Сергей Виноградов. Портрет жены в интерьере, 1919. Частное собрание.

Кузьма Петров-Водкин. Желтое лицо

Еще при жизни Кузьма Петров-Водкин приобрел популярность не только на родине, но и за рубежом: произведения художника экспонировались в Париже, Японии, а также на выставке в Нью-Йорке 1924 года. В ней участвовали 7 работ мастера, большую часть которых составили портреты. Описание в американской прессе одной из работ 1921 года соответствовало картине «Желтое лицо» — этот факт позволил подтвердить участие работы в Выставке русского искусства. Художник создает монументальный образ, используя три излюбленных цвета: жёлтый, синий и красный. В дальнейшем картина выставлялась в Венеции, а сегодня экспонируется в Чувашском музее. 

Фото №3 - «Другие берега. Русское искусство в Нью-Йорке»: гид по выставке
Кузьма Петров-Водкин. Желтое лицо, 1921. Чувашский государственный художественный музей, Чебоксары.

Борис Кустодиев. Марфа и Марина (дети Шаляпина)

Наверное, ни один художник не мог так зрелищно и декоративно раскрыть русский характер через бытовой жанр, как Кустодиев. В США праздничные сюжеты Бориса Кустодиева — сцены из купеческой жизни, чаепития, масленицы и народные гуляния — сразу же полюбились зрителям. На выставке в Америке было представлено более 20 работ художника. Одна из них — портрет Марфы и Марины Шаляпиных из Екатеринбургского музея — подготовительный рисунок к парадному портрету их отца. Участие работы в выставке 1924 года было подтверждено в книге Марка Эткинда о Борисе Кустодиеве. Фигуры девочек в дальнейшем были помещены на второй план известного «Портрета Федора Шаляпина». 

Фото №4 - «Другие берега. Русское искусство в Нью-Йорке»: гид по выставке
Борис Кустодиев. Марфа и Марина (дети Шаляпина), 1920. Екатеринбургский музей изобразительных искусств.
Фото
Mickael Pomortsev mp@tygra.net

Константин Юон. Августовский вечер. Лигачево

Константин Юон — выпускник Московского училища живописи, ваяния и зодчества, один из организаторов Союза русских художников. Любимым жанром мастера на протяжении всего творческого пути был пейзаж. Один из них, «Августовский вечер» 1922 года, был отправлен на выставку в Америку вместе с остальными 17 произведениями Юона. На этой картине он умело играет со светом: сочетает искусственное освещение от зеленой настольной лампы с вечерними лучами садящегося солнца, которое просвечивается сквозь резьбу листьев деревьев. 

Участие работы в нью-йоркской экспозиции было подтверждено благодаря наличию этикетки 1924 года на обороте полотна. После американской выставки, она хранилась в Русском музее, а в 1952 году была передана в коллекцию Симферопольского художественного музея. 

Фото №5 - «Другие берега. Русское искусство в Нью-Йорке»: гид по выставке
Константин Юон. Августовский вечер. Лигачево, 1922. Симферопольский художественный музей.

Аркадий Рылов. Чайки

Ученик Архипа Куинджи, пейзажист Аркадий Рылов в творчестве выработал собственный узнаваемый стиль: он объединял традиции реалистического пейзажа с приемами импрессионистической и постимпрессионистической живописи. В Америку художник отправил семь картин, две из которых были проданы — к сожалению, сегодня их местонахождение неизвестно. 

Остальные же работы были ему возвращены: например, полотно «Чайки», которое сегодня находится в собрании Нижегородского музея. Рылов умело экспериментирует с контрастными световыми решениями, в картине хорошо чувствуется влияние учителя — Куинджи. Интересно, что на американской выставке «Чайки» экспонировались под другим названием — «Вечер».

Фото №6 - «Другие берега. Русское искусство в Нью-Йорке»: гид по выставке
Аркадий Рылов. Чайки, 1922. Нижегородский государственный художественный музей.