История Большого театра — почти непрерывный ряд перестроек. Здание дважды горело и его восстанавливали заново. В первый раз, в 1825 году, — по проекту Александра Михайлова и Осипа Бове, во второй, в 1856-м, — Альберто Кавоса. Новые стены громоздились на старые фундаменты; те, не выдерживая нагрузки, проседали.

Большой театр
Фасад Большого выкрашен в непривычный, но исторически достоверный песочный цвет.Труднее всего пришлось реставраторам при работе с квадригой, пострадавшей еще во время войны от бомбардировки. Скульптуру реставрировали, не снимая с фронтона, во избежание повреждений. Колонны — единственное, что осталось от здания, построенного по проекту Михайлова и Бове и сгоревшего в 1853 году.
Фото
Егор Заика

Трещины в стенах были нормой жизни, постоянные ремонты — тоже. Со времен Кавоса труппа выросла в десять раз: места для репетиций хронически не хватало. При последней реконструкции, начавшейся в 2005 году, главная проблема состояла в том, чтобы примирить требования научной реставрации с жизнью современного театра.

Большая премьера фото [2]
Круглый зал (Малое императорское фойе) восстановлен в том виде, какой он имел в 1895 году: тогда интерьер обновили по случаю будущей коронации Николая II. Сквозь дверной проем открывается вид на Главное (Белое) фойе.
Фото
Егор Заика

Вариантов предлагалось множество — от полной перестройки театра до его «музеефикации» без каких-либо изменений. Победил компромисс. Драматические перипетии процесса реконструкции заслуживают отдельной статьи. А чтобы оценить результат, ELLE DECORATION проник за кулисы «великой стройки» незадолго до ее завершения.

Большая премьера фото [3]
Главное фойе театра в советское время именовалось Белым: росписи-обманки с имитацией лепного декора исчезли под слоем побелки. Теперь их восстановили в том виде, который они имели в 1856 году.
Фото
Егор Заика

Интерьеры здания восстановили в основном в том виде, какой они имели 1856 году, когда их оформили к празднованию коронации Александра II. Часть помещений (бывшее Императорское фойе) были воссозданы в том виде, какой они приобрели в 1895 году перед коронацией Николая II. Возросшие потребности труппы в площадях удовлетворили за счет подземных этажей (их под зданием и Театральной площадью целых шесть).

Большая премьера фото [4]
«Большой Императорский театр». Французская литография конца XIX столетия.
Фото
Егор Заика

Здание поставили на новый фундамент — старый не выдерживал нагрузки. Главный фасад перекрасили в золотисто-песочный цвет, который он имел изначально. От плохо сохранившегося северного фасада не осталось ничего – его разобрали и удлинили здание на шесть метров. Потеря не катастрофическая, тем более что этот фасад, выходящий в узкий переулок за театром, никто из обычных москвичей не видел.

Большая премьера фото [5]
Большое Императорское фойе получило свое название вместе с Малым Императорским фойе в 1895 году по случаю будущей коронации Николая II. Интерьер зала обновили, а потолок украсили лепниной из папье-маше. В советское время императорские монограммы и изображения корон заменили пятиконечными звездами, серпами и молотами. Само фойе стали использовать как зал для репетиций и камерных концертов. С тех пор помещение стало называться Бетховенским залом. Реставраторы восстановили «монархический» декор и вернули лепнине утраченную позолоту. Вышитые панно,пострадавшие после химчистки в 1970-х, тщательно отреставрировали, восстановив утраченные фрагменты и символику конца XIX века.
Фото
Егор Заика

Ткани для обивки стен и мебели сотканы по старинным образцам на жаккардовых станках начала XIX века. Зрительный зал, как и прежде, слепит глаза позолотой и красным бархатом. Здесь для обивки использовали уже современные огнеупорные ткани — таково требование пожарных. Бесконечно перекрашивавшуюся лепнину ярусов вначале расчистили, а потом воссоздали недостающие фрагменты.

Большая премьера фото [6]
Интерьер Хорового зала воссоздан в таком виде, какой он имел в 1856 году, после перестройки, сделанной Альберто Кавосом. Реставраторы восстановили орнаментальную живопись в технике гризайль и изображения путти*. Композиция в тимпане* не сохранилось: ее пришлось писать заново, вдохновляясь аналогами того же времени.
Фото
Егор Заика

Оказалась, что она была сделана из папье-маше для обеспечения лучшего звучания голосов. Сусальное золото наносили тем же способом, что и в старину, — при помощи кисточек из беличьего хвоста. На стенах зала — акустические панели из резонансной ели, дерева, которое используют при изготовлении музыкальных инструментов.

Большая премьера фото [7]
«Царская ложа» выглядит так же, как и до реконструкции. Единственное изменение отделки — двуглавый орел вместо герба СССР. Лепной рисунок балконов не повторяется ни на одном из шести ярусов зрительного зала.
Фото
Егор Заика

Первым применять ее для отделки стен стал архитектор Альберто Кавос, знавший оперную «кухню» не понаслышке: его отец Катерино Кавос был композитором и капельмейстером Императорских театров. Этот материал обеспечивает залу уникальную акустику, как, впрочем, и его форма, напоминающая скрипку.

Большая премьера фото [8]
Статуи муз Эрато и Терпсихоры в нишах главного фасада скульпторы воссоздавали по нечетким довоенным снимкам. Оригиналы погибли во время войны и были заменены вольными копиями скульпторов М.С. Рукавишникова и С.В. Кольцова.
Фото
Егор Заика

Сегодня стройка века завершена. Ее результатами довольны не только реставраторы и чиновники. «Могу подтвердить — мебель восстанавливали в соответствии с музейными стандартами: только старинные технологии, никакого синтетического клея», — рассказывает художник-реставратор ГМИИ им. Пушкина Михаил Тулубенский.

Большая премьера фото [9]
Плафон зрительного зала «Аполлон и музы». В 1940 году роспись планировали заменить на более идеологически выдержанную. Для этого даже провели конкурс на тему «Апофеоз искусств народов СССР».
Фото
Егор Заика

«Больше того, что уже сделано, на сегодняшний день сделать невозможно. Никаких нареканий нет», — говорят в Росохранкультуре. Пласидо Доминго уже опробовал театр в деле.

Большая премьера фото [10]
Зеркало парадной лестницы. Для воссоздания полов на фабрике Villeroy & Boch была заказана особая метлахская плитка ручного прессования. Точно такую же плитку для Большого театра заказывали на этой же фабрике более ста лет назад. Специально к окончанию реставрации компания Villeroy & Boch выпустила тиражом 400 экземпляров тарелку с изображением плафона театра, которая будет вручаться гостям открытия.
Фото
Егор Заика

Арию из «Пиковой дамы» на русском языке он исполнил, стоя на сцене среди строительных лесов, — вполне в духе современных постановок. Но последнее слово остается за зрителями: самая главная проверка у Большого еще впереди.